Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

легенда № 13: "Геракл" реж. Бретт Ратнер

Понятно, что Дуэйн "Скала" Джонсон - не актер, а определенный типаж для узкого амплуа "сильного, но хорошего парня", пригодного, впрочем, не только для боевиков, но и для комедий. В "Геракле", однако, маловато юмора и вообще он какого-то негламурного, немолодежного пошиба продукт - лично я в подобным случаях предпочитаю что-нибудь вроде "Перси Джексона", хотя способ взаимодействия современного масскульта с мифологическим и, прежде всего, античным материалом так или иначе интересен. Особенно когда древний, аутентичный миф не столько эксплуатируется, сколько профанируется, чтоб на его руинах, из его рудиментов конструировать новые мифы и новые легенды.

Основные двенадцать подвигов Геракла обзорно пересказаны уже в прологе картины устами племянника героя Иолая, юного искреннего болтуна, мечтающего о славе воина, но в первых кадрах бесславно подвешенного македонскими пиратами над острым колом. Дядя, естественно, спасает кровинушку - но не один, а с группой товарищей, где есть место и скифской амазонке, и престарелому пророку-наркоше, и полудикому, лишенному дара речи после пережитой в детстве травмы психопату, и другу детства, и уже упомянутому словоохотливому племяннику. Даром что последний придумывает либо преувеличивает дядины достижения - шкура немейского льва не так уж непроницаема, под маской голов лернейской гидры скрывались обычные бандиты и т.д. - глаголом жечь сердца людей ему удается вполне. Поэтому в минуту опасности фракийский царь Котис (Джон Херт) нанимает Геракла и его команду, чтоб одолеть воинственного мага Резуса и его зачарованных бойцов. Воспитав из фракийского сброда профессиональную армию, Геракл побеждает Резуса и только после этого выясняет, что сражался не на той стороне - за узурпировавшего власть Котиса, отравившего царя, мужа своей дочери, и, шантажируя ее жизнью собственного внука Ария, теперь возмечтавшего о всегреческой империи и ради этого заключившего союз с афинским царем Эврисфеем - а трусливый Эврисфей (Джозеф Файнс), единоутробный брат Геракла, оказывается убийцей геракловой жены и детей, изобразившим дело так, будто это сам Геракл в помрачении порубил собственную семью.

Геополитическая стратегия греческих подонков-империалистов (достойная основа для будущих православных традиций), конечно, сразу разбивается о героизм храбреца-Геракла, его воинов и восставшего народа, как разбивается поваленная Гераклом с постамента статуя Геры (мифической покровительницы Фракии и ненавистницы внебрачного сына Зевса), заодно пришибая насмерть узурпатора Котиса, ну а Эврисфея, отомстив за жену и детей, Геракл еще до этого зарезал собственноручно.

Для сегодняшнего голливудского "Геракла" принципиальны следующие моменты. 1. Геракл - не полубог, не сын Зевса и, соответственно, не враг Геры, а обычный воин, пускай необычайно умелый и сильный. 2. События разворачиваются не в условно-легендарном времени-пространстве, а напротив, предельно конкретно датированы и такая привязаны к той или иной области Греции, будь то Македония или Фракия, и хотя такого рода "конкретика", в свою очередь, более чем условна, примечательно, что действие привязано к середине 4 в. до Р.Х., то есть данный персонаж живет уже после Софокла и Перикла, не говоря уже о полумифическом Гомере - в эпоху, когда поклонение олимпийским божествам у греков из веры выродилось в лучшем случае в социо-культурный эстетизированный ритуал. 3. Геракл сражается не один, а с дружной командой, причем а) интернациональной, б) разнополой и в) разновозрастной. 4. Фантастические события и существа, связанные с его подвигами - лишь инсценировка, а все чудеса и пророчества, от кого бы они не исходили, от врагов или союзников героя - только следствие, мягко выражаясь, воздействия неких неназываемых в предназначенных для семейного просмотра боевиках препаратов. 5. Геракл служит не богам и не царям, а народу, и если на том или ином этапе своей жизни заблуждается на сей счет, то, потерпев неудачу и наказанный, делает неизбежные выводы и обращает оружие против своих суверенов, будь то воображаемый отец-олимпиец, родной брат-царь или сторонний наниматель.

То есть "Геракл" Раттнера - это не кинокомикс, для которых свойственна некоторая амбивалентность социально-политическая и моральная (типа "300 спартанцев", если брать образец жанра в приложении именно к античному материалу), а кинопамфлет. Не слишком изобретательный в изобразительном отношении (да и куда там - если все чудеса не более чем подстава, то с компьютерной графикой особо не разгуляешься), ни тем более в драматургическом (намек на возможный роман между потерявшим семью Гераклом и в одиночку воспитывающей сына вдовствующей царской дочкой пропадает втуне, а судьба лидера повстанцев
судьба Резуса и вовсе потерялась - куцая предыстория и неведомое будущее, под конец про него элементарно позабыли), а плюс к тому персонажи говорят чудовищно примитивным слогом - ну да все-таки это ж "Геракл", а не "Гамлет", тут важно дело, а слово - побочный продукт. Ладно, для киноаттракциона "Геракл" - еще не худший вариант. Однако "Геракл" - не просто аттракцион, а аттракцион с "идеями".

Вроде прошла пора чудес, прошла пора героев - но на самом деле мифы об олимпийцах, полубогах, кентаврах, колдунах и пророках, хтонических чудищах и пышногрудых амазонках заменили мифы о феминистках, миротворцах, послах доброй воли, врачах без границ, международной амнистии и, кроме того, самый идиотский, самый вредный и опасный миф о т.н. "мирном населении", которое, оставаясь непричастным к любым злодеяниям власти, парадоксальным образом одновременно является и готовом к восстанию против тирана свободолюбивым гордым народом. С такой мифологией трудно противостоять дикарям-убийцам, зато легко насмешить богов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments