Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

амстердамский дозор-7: Рейксмюсеум


Не знаю, считать ли, что с погодой мне повезло, потому что дождь - это плохо, особенно в Амстердаме, но и жара - тоже ничего хорошего. Все-таки если выбирать - по солнцу от музея к музею перемещаться предпочтительнее, чем под дождем и по лужам, а у канала вечерами сидеть и подавно лучше сидеть, когда тепло и сухо. Но дождливый день мне выпал всего один, понедельник, и как раз утром я получил ответ с приглашением из Рейксмюсеума. С утра дождь еще только собирался, и пока начался, я уже быстро туда дошел - а уходить до закрытия не захотелось, и весь день я провел внутри. Совсем недавно Рейксмюсеум открылся после реконструкции - новые площади, большие пространства, реэкспозиция, так что и целого дня может не хватить.

Если двигаться по хронологии - лучше начинать снизу, со средневековья. Точнее, можно спуститься еще ниже - там восточное, японское искусство, на минус втором этаже - огромные расписные самураи из дерева, кимоно под стеклом, индуистские божки, шкатулки, ширмы и все в том же духе - но вещи хорошие, занятные. Средневековый раздел основной экспозиции тоже соединяет собственно художественную коллекцию с образцами декоративно-прикладного и религиозного искусства той же эпохи (потрясающий реликварий в виде головы Св.Феклы с "откидной" серебряной черепушкой). Раннего средневековья совсем мало, в основном тут 15-й и даже 16-й века, но и анонимные работы, и произведения малоизвестных авторов - высочайшего класса. Случайным гостем, хотя и сиятельным, здесь выглядит Фра Анжелико с его Мадонной, но итальянцы и другие присутствуют: Тинторетто, Людовико Караччи. В основном-то, конечо, свои, местные, но тоже не все так просто. С пометкой "новое поступление" висит смешная картина Яна Яанса Мостарта "Пейзаж со сценами завоевания Америки", где голожопые дикари кольями и камнями обороняются от европейцев.

Самый унылый этаж Рейксмюсеума - первый, посвященный 19-му веку, захватывая самое начало 20-го, но это предсказуемо. Правда, именно там прямо при входе можно обнаружить три полотна Ван Гога - крестьянский домик, женский портрет и не самый интересный автопортрет. Один печальный пейзаж с мельницей молодого Мондриана. А в основном - все тот же набор: Ян Тоороп, Брейтнер, Израэльс. У Брейтнера хотя бы обнаруживаются характеры, психология, сюжеты - такие "передвижнические", но все-таки. Не знаю такого художника, как Ян Вет (и не уверен, что правильно транслитерирую), но его "Портрет поэта Альберта Вервея" мне запомнился (и не только потому, что знакомая фамилия - но может он и в самом деле отдаленный свойственник Дуни?). Центральное место в разделе 19-го века занимает гигантское батальное, строго академичное полотно Яна Виллема Пайнемана "Ватерлоо". С разгромом Наполеона нидерландская монархическая династия пережила важнейший в своей истории подъем, так что место картины в экспозиции музея обусловлено скорее этими обстоятельствами, а не ее художественным значением. Дополняет всю эту лепоту коллекция оружия, мебели, монет, посуды и т.д. К Ван Гогу приложен пейзажик Моне, к голландским портретам - неожиданный Гойя (какой-то "Дон Рамон"), а в остальном - убогие пейзажи с дитями и зверьками.

"Современный" и "актуальный" разделы еще более скудные - но они по крайней мере смехотворные, а не жалкие. 20-й век для рейксмюсеума, впрочем, "непрофильный", его вообще тут не предполагается, и тот, что сформирован при реэкспозиции, задвинут куда-то высоко на чердак - туда и добраться-то непросто, не каждая лестница ведет, не каждый лифт едет. Ради макета самолета, дизайнерской мебели, картин снова Яна Тооропа и посредственных абстракций (про Мондриана можно забыть), может, и не стоит дергаться - но тут есть автопортрет Пейке Коха, и я был рад его обнаружить.

Как в Лувре все протоптанные туристами тропы ведут к "Моне Лизе" Леонардо да Винчи, так в Рейксмюсеуме - к "Ночному дозору" Рембрандта, но "Дозор" хотя бы больших размеров и его (охраняемого с двух сторон служителями музея) хватает на всех желающих сфоткаться с собственным выводком на фоне знаменитого шедевра, а ближе к закрытию, когда наплыв рассасывается, можно спокойно обозревать его, сидя на диване. В этом же главном помещении исторического корпуса висят для сравнения и другие групповые портреты, призванные подчеркнуть особенность, отдельность Рембрандта. Ну это, в общем, объективно и заслужено - действительно, в "Ночном дозоре" все неординарно, от распределения света и тени до возникающей в центре композиции подсвеченной фигуры девушки с курицей. Не все на деле так таинственно, как наворотил в своих фильмах Гринуэй (кстати, о голландской живописи в творчестве Гринуэя можно говорить отдельно после "Гольциуса и пеликаньей компании", а конкретно "Ночной дозор", между прочим, появляется у него в первые еще как элемент ресторанного антуража в "Поваре, воре..."), но да, картина задает загадку, которую хочется если не разгадывать, то переживать подолгу. Между тем "Ночным дозором" присутствие Рембрандта не ограничивается - совсем близко висят другие его, в том числе замечательные картины на очень разные сюжеты - от автопортрета (позднейшего) и "Портрета Титуса" (этот, в капюшоне, более известен и необычайно хорошо, хотя роттердамский "Титус за партой" тронул меня сильнее) до "Исаака и Ребекки" и "Батавских воинов" ("клятва на мечах"). И это только в "основном", для самых нетерпеливых туристов, разделе. Если же пойти по круговой анфиладе в новых залах - там еще столько же найдется. Здесь же и без Рембрандта - благодать. Отдельный закуток выделен под скромных размеров, но необыкновенных картин Вермеера и де Хооха. Того и другого - по четыре штуки. Вермеер, как положено знаменитости - в центре: растиражированная "Служанка с кувшином молока", "Читающая женщина", "Любовное письмо" и "Маленькая улица". А по краям - де Хоох с его "комнатами матери и ребенка". Откровенно говоря, Питер до Хоох мне ближе, чем Ян Вермеер, хотя последний, несомненно, выигрывает за счет необыкновенных красок, зато де Хоох скромнее, непритязательнее внешне, и при этом едва ли не более таинственный, притягательный. Ну да это дело вкуса. Центральную галерею исторического здания заполняют также пейзажи Ресдейла, марины ван де Вельде, пользующийся у туристов особым успехом "Напуганный лебедь" Яна Асселина. И, конечно, Франс Хальс - несколько великолепных портретов, самый занятный - с изображением пары.

Можно подумать, что достаточно ограничиться этими "сливками" - но если не обойти раза-два три новоостроенные анфилады, представления о Рейксмюсеуме не получить. Вход в нее обозначает портрет королевы Беатрикс работы Энди Уорхола (велико искушение заметить: самозванные шарлатаны рисуют самозванных шарлатанов), а дальше, и это помимо нагромождения мебели, посуды и прочего декоративно-прикладного высокохудожественного барахла, выбор необычайно велик - от сырных натюрмортов Флориса ван Дейка, портретов Верспронка и жанровых картинок Стена до еще одного варианта "Падения Адама" Корнелиса ван Харлема, с той же особенностью, что и у более крупного одноименного полотна в харлемском музее Ф.Хальса, а именно - антропоморфным Сатаной, только здесь уже яблок меньше (одно у "змея" с человеческой головой и руками, другое Ева всучает Адаму, третьего не дано, хотя для одного грехопадения и два яблока - уже слишком много) и большим зверинцем возле древа (грустная кошка в обнимку с обезьянкой как будто лучше неразумных людей понимают, что Эдему пришел кабздец). Есть и раритеты, способные позабавить не только художественным уровнем - например, броский мордастый пузан с двойным подбородком на полотне Бартоломеуса ван дер Хелста или умопомрачительные маньеристы, особенно все тот же Гольциус, чье "Избиение младенцев" запоминается гигантскими, бугристыми, занимающими самое видное место на полотне голыми жопами воинов-убийц. Немногим менее эффектная картина Гольциуса "Лот и его дочери" - персонажи пьют вино, закусывают сыром и выглядят предовольными, в этот момент снова нельзя не вспомнить Гринуэя - у него Гольциус и "пеликанья компания" среди прочих библейских сюжетов разыгрывают историю Лота и его дочерей:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2657807.html
http://users.livejournal.com/_arlekin_/2661784.html

Разумеется, туристы из Азии, чуть отойдя от "Ночного дозора" и "Испуганного лебедя", принимаются выискивать что-нибудь типа "Зимнего пейзажа с катающимися на коньках" Хендрика Аверкампа как нечто "самое голландское" - его они тоже тут найдут, как и завалы голландских натюрмортов, делфтского фарфора и эскизов Рубенса. Отчасти обидно, что в огромном количестве случайных вещей вроде макетов кораблей или витрин с крестьянскими шапками (!) слегка теряются и пропадают штучные произведения - ван Гойена, Теннерса, Адриана ван Остаде. Огромный и яркий групповой портрет Бартоломеуса ван дер Хельста и его же портрет Марии Стюарт, вдовы Вильгельма Второго Оранского, а напротив висит двойной портрет жениха и невесты Вильгельма и Марии работы Ван Дейка - проскочить мимо этого тупичкового угла ничего не стоит, а было бы ужасно обидно. Не говоря уже про Рембрандта - в "основном" разделе возле его картин всегда переполох, а в галерее, где количественного его даже больше, а качественно - ничуть не хуже, он как бы и не нужен никому (парадоксы туристического мЫшления - а впрочем, достаточно увидеть очередь к музею-пивоварне "Хайнекен" неподалеку от квартала с рейксмюсеумом, ван Гогом и Стейдликом, чтоб все понять: спрашивается - чего ждут посетители от пивоварни? а просто идут на знакомое слово, как крысы за дудочкой). Семь первоклассных полотен Рембрандта тут висят неприметно и даже не рядом, разнесены по разным стенам, они и по жанрам разные: пейзаж, юношеский автопортрет, замечательный портрет Йоханнеса ван Утенбогарта, а также портрет самого Рембрандта кисти Яна Стиленса.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment