Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

амстердамский дозор-6: галерея Apple, Харлем (музей Ф.Хальса, Тейлер-музей), Лейден


Прежде, чем отправиться в Лейден, по дороге заглянул в церковь Святого Николая и, чуть отклонившись в сторону, в центр современного искусства Apple. Вообще-то в Apple я попытался дойти еще накануне - и дошел ровно по указанному в путеводителе адресу, не проверив по официальному сайту. В результате ничего искомого на старом месте не обнаружил, после чего только все же залез в интернет и узнал, что центр переехал, так что автоматически посещение перенеслось на следующее утро. У Святого Николая с утра шла воскресная месса, на удивление многолюдное - такого скопления я и в ватиканском соборе святого Петра не наблюдал, ну и поскольку народу было много, а месса уже вовсю шла, я решил ограничиться коротким наблюдением, и раз уж все равно мне предстоял выезд из Амстердама, по-быстрому забежал в "Яблоко". Новое место явно лучше прежнего - с видом на набережную и доки, близко к вокзалу и к старому центру, да и встречают дружелюбно, но все-таки делать в "Яблоке", по большому счету, нечего.


Единственная выставка, которую я застал в Apple, называется "Курьезы". В чем суть концепции, я так и не уяснил, что это распространенный для современного искусства случай, когда все что угодно свалено в одну кучу, а задним числом что-то додумано. Среди авторов, помимо молодых художников - Дюрер и Галилей. Кураторы попытались объединить разнородные артефакты, старинные книги и карты, картины морские раковины и муляжи животных, с фотокомпозициями, видеопроекциями и детскими рисунками. Более-менее неплохой раздел - фотосерия чешского художника Мирослава Тичи (Tichy), черно-белые, в том числе эротического характера, эстетские, стилизованные под ретро-картинки. Да еще привлекает внимание серия некой Нины Качадурян (Хачатурян?) - фотографические автопортреты в фламандском стиле, что, мягко говоря, не очень свежо, но хотя бы понятно. Гораздо сложнее понять, зачем нужно чучело пингвина, и совсем трудно - муляж пса, пингвин еще сойдет за "курьез", но собака - всего лишь собака. Видео "Душа моря" - на экране "живет" неопознанный сгусток, то ли медуза, то ли скопление микроорганизмов, и за этим предлагается подолгу следить, что весьма проблематично, даже если совсем больше делать нечего. Другой видеоарт - мужик расставляет всякий мусор по полкам, ну это в самом деле концептуально, ничего не скажешь.

До Харлема от Амстердама - рукой подать, по центру Москвы дольше перемещаться, чем по Нидерландам. От вокзала до старой церкви - тоже всего ничего, а церковь - знаменитая, прежде всего своим органом, на котором будто бы играли еще Гендель и Моцарт, да и почему бы им не играть на нем. Орган действительно роскошный, в это время так как раз проходит крупный музыкальный фестиваль, но мне было не до того - вокруг полно интересных музеев. Первым делом я пополз в музей Франса Хальса - совершенно прекрасный и по организации пространства, и по художественной коллекции. Имя Хальса скорее использовано как бренд, потому что лучше раскручено, но творчество других харлемцев - Корнелиса ван Харлема и Хенрика Гольциуса, представлено тут не менее выигрышно. Очень занятный Корнелис ван Харлем - непосредственный предтеча Хальса. У него замечательные женские портреты, великолепный автопортрет, но больше всего зацепило меня его полотно "Адам и Ева" 1620 года: в самих заглавных героев, пожалуй, ничего особенно нету, а вот Сатана выглядит весьма неожиданным, абсолютно антропоморфным, то есть с одного бока из-за ствола Древа познания высовыается, как положено, змеиный хвост, а с другого бока - вполне человекообразная фигура, ну разве чересчур всклокоченная в сравнении с гладко причесанными людьми, и в руке, тоже нормальной человеческой руке, держит ветку с яблоками - при том что Ева уже дает Адаму одно надкусанное, а второе другой рукой прячет за спиной (аналогичный, но отличающийся от харлемского вариант полотна я на следующий день увидел в амстердамском Рейксмюсеуме). Гольциус - апофеоз голландского маньеризма, Ян де Брейн - не лишенный своеобразия мастер, и все-таки Хальс ни с кем рядом не стоял, он очевидно выше всех и выделяется любой своей работой, даже если не глядеть на этикетки. Его герои - мордатые, самодовольные - и в то же время зачастую меланхоличные, что-то глубоко скрывающие в душе. Это характерно и для групповых, особенно женских портретов Хальса (попечительниц дома престарелых, например). Никогда раньне не обращал внимание на имя Яна Верспронка, вроде бы негромкое - а ведь прекрасный портретист все той же харлемской школы! В музее есть и два зала, где собран преимущественно Хальс - хотя его произведения разбросаны и по другим помещениям, но здесь - концентрация конгениально зафиксированного на века человеческого тщеславия. На некоторых, многих портретах "столпы общества", члены всяких советов и сообществ, изображены за банкетными столами, так что к картинной галерее прилагается реконструированный "банкет" с муляжами (увы) яств. Потом про эти корпоративные банкеты на групповых портретах харлемской школы я вспоминал на фотовыставке в амстердамском "Марсельском доме".

Но не единственной "харлемской школой" приятен музей Халса. Есть и крестьянские сценки Адриана ван Остаде, аппетитные "сырные" натюрморты, и не только Франк Хальс, но и Дирк Хальс, его младший брат и ученик. Тут обнаруживается даже Ян Брейгель - пусть малозначительная аллегория-сатира с изображением обезьяньего общества - такая "планета обезьян". Правда, старинные портреты по новой моде постоянно перемежаются с постановочными фото. В общем, хороший современный музей со всеми свойственными таким музеям плюсами и минусами. Еще из запоминающегося - огромные полотна Гольциуса с мифологическими героями: Геркулес, Минерва, Меркурий (последний изображен с кистями и палитрой, в набедренной повязке веселенькой расцветки).

Есть в Харлеме и музей современного искусства Халлен - прямо рядом со старой церковью. А непосредственно при здании церкви под коллонадой - и галерея современного искусства, но там я застал только невнятную персональную выставку "Видение карт", где художница Анесас Аппель измудряется из последних сил, пытаясь как-то работать с географическими картами, представляя очертания государств в виде силуэтов и т.д. Но музей Халлен мне показался приятным - там проходила выставка "Небо!", составленная из голландской живописи начиная с середины 19-го века и объединенная по несколько надуманному сюжетному признаку, вынесенному в заглавие с восклицательным знаком. Здесь мне снова встретились уже знакомые и Слейтерс (амстердамский ночной пейзаж), и полюбившийся Пейке Кох (с запоминающейся спящей девушкой в пейзаже с Эйфелевой башней - полотно напомнило мне картины Дельво), и Чарли Тоороп. Поскольку тема высосана из пальца, то и понимается она максимально широко - например, изображение сюрреалистического облака в интерьере тоже имеет, оказывается, отношение к "небу". Наивность художников по-своему приводит в восторг: работа Яна Андриеса "Предвосхищение радуги" представляет из себя чистый белый прямоугольный холст - а датирована 2001 годом, для которого подобные откровения, мягко говоря, запоздали.

Пошел в Тейлер-музей - ожидая чего-то на уровне музея Халса, который к тому же и находится в очень любопытном месте, т.н. "хофье" (специфическая застройка) - а Тейлер известен тем, что это вообще якобы первый музей в Голландии. Правда, Утрехтский центральный тоже считается первым - но, может, первым среди городских, а Тейлер - вообще первый. В любом случае Тейлер, по обыкновению 18-го века, выставляет буквально все "от хуя до динозавров" - то есть зал для доисторический костей, зал для минералогических образцов, зал для старинных инструментов и приборов, библиотечный зал, зал живописи... С живописью, однако, напряженка - старые мастера совсем третьесортные, а символистов-модернистов в Голландии великих и так-то не бывало. В лучшем случае можно выискать Брейтнера и Израэльса. Интерьеры восстановлены "под историю", овальный зал библиотеки, что говорить, выглядит эффектно, хотя все равно отдает новоделом. К ящикам с принтами Микеланджело и Рембрандта очень трудно относиться всерьез. Короче, идея "просвещения", как обычно, не срабатывает. Временная выставка в Тейлере под названием "За пределами нашего мира" оказалась посвящена космосу, начиная с древних астрономических исследований, заканчивая удостоенных отдельной витрины "Звездных войн" с куклой Йоды в центре композиции. Виртуальный глобус, который не сам крутится, а видеоизображение на сфере по мановению руки, может, наверное, позабавить трехлеток.

К вокзалу я специально возвращался другой дорогой, чтоб слегка "погрузиться" в харлемскую обстановку (вдали от туристических тропок умилительно мирную и уютную, честно), а в то же время не пройти мимо "открыточного" вида с мельницей. Таких мельниц много повсюду, и в Амстердаме, и в Лейдене, куда более крупных, но харлемская - самая, наверное, узнаваемая по картинке. Коли есть охота, на нее можно и залезть (за соответствующее вознаграждение), но что там смотреть внутри, я не знаю, а снаружи - да, веселенькая. В том же направлении, дальше за рекой, находится огромное круглое строение размерами с главную стамбульскую мечеть и примерно такого же вида - я заинтересовался и дошел туда, но это, кажется, не то что не культурный, а вовсе какой-то режимный технический объект - хранилище, что ли.

В Лейдене я уже ни по каким музеям не планировал ходить, да и дело близилось к вечеру, но очень рад, что добрался до этого городка. Университетский Лейден по архитектуре показался мне более разнообразным, чем любой другой голландский город, включая Амстердам. По крайней мере здесь есть церкви и готические, и барочные, и в стиле классицизма - на пешеходной торговой улице, которую я пропахал до конца, полагая, что раз пешеходная, то куда-нибудь выведет (карты же у меня не было - только в Нидерландах я столкнулся с тем, что карты в туристических офисах не дают бесплатно, а покупать их я, естественно, не собирался, хорошо еще умею и без карт в городском простанстве ориентироваться), а она вывела меня всего лишь к причалу катеров и пришлось возвращаться обратно. Но я не жалею - спешить уже некуда было, а на обратном пути я наблюдал, например, своеобразный "музей" на маленьком бульварчике, где в качестве артефактов стояли разные бытовые предметы и, среди прочего, нормальная спальная койка. В то же время университетская жизнь в Лейдене, может, и бурная, а на вид городок весьма мирный, если не сказать - скучноватый. Посидев у готического собора с четырехугольной часовой башней, я сообразил, что нахожусь аккурат возле хваленой башни Бурхт, оставшейся от средневековых укреплений аж 9-го-го века. Что там реально сохранилось с 9-го века - большой вопрос, внутри смотровой башни в окружении абстрактной скульптуры растет древний дуб - вряд ли тысячелетний, но на вид всяко старше очевидно новодельной кирпичной кладки. У подножия башни - ресторация, как водится (горячо и едва ли бескорыстно рекомендуемая путеводителями), но если обойти чуть вокруг - деревянные лежаки, где я (предусмотрительно еще в супермаркете у вокзала сделав запасы) прекрасно провел остаток вечер, пока не начался дождик. Дождь, впрочем, застал меня уже совсем на дороге к вокзалу, и если б не он, я бы не присел на лавке под деревом (которое от дождя загородило меня совершенно надежно) и не увидел надписи на стенах. Заранее читал, что дома в Лейдене расписаны стихами на разных языках, но одно дело - информированность понаслышке, а другое - не ища специально, вдруг упереться взглядом в обыкновенный дом, на котором прочесть: "Моим стихам, написанным так рано..." - и далее по тексту, двенадцать строк, имя, даты жизни.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments