Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Рядом" реж. Яна Троянова, "Час" реж. Марина Мигунова,и др. (VOICES в Вологде)

Изначально программа русскоязычных короткометражек состояла из трех фильмов, снятых режиссерами-женщинами. В итоге к заявленным добавились еще две, "мужские" истории. Причем они, со всеми возможными к ним претензиями, раздражали меня гораздо меньше, чем "женские".

"Я живу" уроженца Вологоды и воспитанника местного детдома Евгения Ширикова подпортил пролог, где герой посещает музей Тарковского в Плесе - я от одного упоминания этого имени вздрагиваю. В остальном - трогательная история про "волшебную коробочку", исполняющую желания. Она переходит от одного воспитанника к другому, причем детдомовская обстановка показана в непривычно благостном свете - а не доверять режиссеру вроде бы оснований нет, он как бы знает, про что рассказывает, и хотя "Я живу", конечно - сопливая сиротская побасенка, цинично и снобски воротить от нее не хочется, тем более, что в сравнении с остальными короткометражками программы она смотрится очень выигрышно и уж, во всяком случае, вещица искренняя, от души.

"Последний" Сергея Пикалова - кино, вообще-то, азербайджанское, на азербайджанском материале, на азербайджанском языке, только режиссер из РФ. Небольшая даже для короткого метра картина разбита на несколько коротких главок. Ее герой - безумный дед, живущий в покривившемся домике на отшибе с протекающим холодильником и черно-белым телеприемником. Из телепередачи он узнает, что умер последний на свете ветеран обеих мировых войн. А в следующей главке мальчик, что приносит старику молоко и называет его дядей (может, внучатый племянник?) находит деда в затопленном от потекшего холодильника доме, а на столе у него - завернутые в старую газету награды, тоже с двух войн. Оказывается, это он - последний из ветеран, последний из азербайджан. Ну формально кино меня отчасти подкупило, хотя если разобраться, новая мировая война не за горами и полку ветеранов следующего призыва скоро прибудет.

Вряд ли специально продумывалась концепция программы, но определенная система лейтмотивов, особенно в "женских" короткометражках, прослеживалась легко: призраки, сироты, собаки.

В "Рядом" Яны Трояновой мужиковатая девка дрессирует овчарку, пса по кличке Наган, между железнодорожной полосой и речкой, на берегу которой сидит с удочкой героиня Ксении Раппопорт в белом платье, с распущенными волосами - прям-таки "вечная женственность", хоть и в резиновых сапогах. Женственность предлагает собачнице красный помидор, та отнекивается, но потом вдруг принимается учить рыбачку в белом платье и резиновых сапогах запрыгивать на товарняк, глядь - а рыбачка-то и пропала, не то запрыгнула, не то и вовсе не бывала, только помидор в речке плавает. Ну такая вот метафора, довольно невразумительная, но и непротивная. С оставшимися двумя фильмами дело обстоит гораздо хуже.

"Внутри музыки" Юлии Нович - тоже "поэтичное", но уже через край, сочинение вгиковского производства (от мастерской Хотиненко-Фенченко, что очень заметно), с убаюкивающим фортепианным саундтреком Павла Карманова. Героиня Екатерины Волковой работает охранником в торговом центре и живет с собакой, но еще недавно жизнь у нее была совсем другая. Режиссер предупредила, что это уже вторая "серия" проекта, в первой главную роль играла Агриппина Стеклова, теперь куски собираются в полный метр, а дальше - фестивали, фестивали. Ну да и пожалуйста, критикам и жюри тоже надо время от времени отсыпаться.

Вот "Час" Марины Мигуновой меня прям-таки убил. Мигунова за что не возьмется, будь то авантюрная комедия или историко-биографическая драма - все у нее выходит криво, но "Час" - это еще и фильм по сценарию сыгравшей в нем главную роль актрисы и спродюсировавшей проект Нины Курпяковой, до того подвизавшейся исключительно по телесериалам, и вот решившей высказаться о наболевшем. На финальных титрах звучит самодеятельный рэп на ее графоманские вирши, и вся драматургия "Часа" - такая же неловко-любительская. В получасовом "Часе" рассказана история 30-летней женщины, менеджера крупной компании, которая опаздывая на заседание совета директоров находит под колесами своей машины безымянного и бесхозного мальчика, к тому ж до крайности неразговорчивого. Попытки сдать его в ментовку и службу опеки оборачиваются такой травмой не для ребенка даже (он абсолютно безучастен и не произносит ни слова за весь фильм, только под конец лезет обниматься), сколько для героини, что она решает оставить его себе. То есть сначала приводит на работу, ссорится с шефом, своим женатым любовником, проваливает дело и, уже практически уволенная, тащит ребенка к себе домой. Где в ответ на упреки заявившейся коллеги распекает ее - мол, живешь потребительски, ничего у тебя нету настоящего...

Что дело в "Часе" нечисто, понятно уже с пролога, когда героиня отправляется в некий кабинет и спрашивает, надолго ли, а ей отвечают, что максимум на час. И под конец она лежит на операционном столе, просыпаясь после аборта - притча оказалась, чего и следовало ожидать, сном под наркозом. Вечно молчащий ребенок - уже подозрительно, дети в реальности так себя не ведут. А когда героиня бросает шефу-любовнику упрек в том, что своих детей он лелеет, а от ее детей, с ним прижитых, избавляется - тут уже картина становится ясной без подсказок, хотя подсказка все же неминуемо следует: сон, как говорится, в руку. Дико фальшивые диалоги, исполненные лицемерного проповеднического пафоса, просто нестерпимы. Сыграны они соответственно - на уровне сериала "Пока станица спит". В довершение всего тетку из службы опеки играт Роза Сябитова - режиссер с актрисой-сценаристкой-продюсером, наверное, решили, что это остроумно, да и к проекту привлекает дополнительное внимание, но что касается последнего - это, в общем, правда, другой вопрос - какой ценой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments