Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Диалоги" реж. Ирина Волкова (VOICES в Вологде)

Наш дорогой друг Феликс смотрел фильм аж два раза, и в третий, тоже бы пошел, наверное, но предпочел кинофестивалю тур в Турку к финским лесорубам со спа-процедурами. Ну а пока Феликс спа, жра и выпива с лесорубами, я в бескорыстном служении святому искусству тоже приобщился к картине, которая уже и в прокате прошла. Собственно, "Диалоги" не "фильм", а набор из пяти короткометражных этюдов-скетчей, что для нынешнего "независимого" русскоязычного кино - формат очень удобный, когда нет бюджета. Только в отличие от "Кошечки" Константинопольского или "Рассказов" Сегала у Волковой связь между отдельными, сюжетно автономными новеллами на уровне лейтмотивов прослеживается более внятно: истории объединены, во-первых, мыслью о том, насколько трудно не то что понять, но зачастую и физически вытерпеть вроде бы не чужого человека рядом, а во-вторых, ощущением постоянной близости всякого живого существа к смерти.

В "Коктейле", первой новелле, диалог ведут отец и сын. Владимир (Владимир Меньшов) страдает расстройством кратковременной памяти. Они с Евгением (Евгений Стычкин - здесь и далее имена персонажей и актеров совпадают во всех случаях) только что похоронили маму. Другой сын, Александр, уже восемь лет как в Америке. Но отец постоянно забывает и про Америку, и про похороны, поминутно спрашивает, где мама - ситуация для сына невыносимая. В "Дне рождения" сильно пьяный приятель (Алексей Юдников) на празднике у друга и его девушки (Роман Артемьев и Агния Кузнецова) устраивает склоку, а потом от чувства, что его не поняли, идет в туалет и вешается на шарфе. В "Запахе" тоже два старых друга (Алексей Маслодудов и Сергей Овчинников) тоже выпивают на кухне и тоже говорят о смерти, но уже совсем всерьез. Алексей вспоминает, как обратил внимание на запах отца в гробу и спрашивает друга, знает ли он, какой у него запах - друг смущенный, отнекивает, он, мол, не пидор, чтоб нюхать, но в результате они выходят на то, что из из ровесников-приятелей уже как минимум троих нету на свете, и лучше поторопиться, чтоб узнать человека при жизни - какой он, хотя бы на уровне цвета глаз или вот запаха. В "Пистолете" встречаются после четырех лет парень и его бывшая девушка (Евгений Цыганов и Ольга Сутулова), тот ей что-то говорит о проведенных без нее годах, вспоминает Годара, якобы заявлявшего, что для фильма нужны мужчина, женщина и пистолет, придумыват, а может и не врет, что у него пистолет в пальто, но потом выясняется, что героиня в парке гуляет с мужем и ребенком. Наконец, "Чайки" - зарисовка про молодоженов (Александр Яценко и Мария Шалаева) на зимнем пляже - то ли у моря, то ли у строительного котлована, и точно так же, как реальность вокруг, мерцают их взаимоотношения.

Вообще "Чайки" - новелла итоговая, поэтому более "поэтичная", хотя "поэтичность" у Волковой понимается несколько однобоко и выглядит натянуто. Актеры вольно или невольно наигрывают в театральной манере - не исключено, что для этюдных диалогов такой ход продуктивен, тем более, что заданные ситуации заведомо условны. К сожалению, режиссер-дебютантка ни разу из пяти попыток не удерживается, чтоб не впасть в слезливость - а может и не пытается. У нее и отец с сыном в "Коктейле" приходят к согласию, и после откровений о запахе и смерти друзья наблюдают за спящим младенцем, сыном Алексея (а до этого весь треп про гробы, утопленников и проч. идет, пока герой гладит распашонки), ну про "Пистолет" я уж не говорю - это самая надуманная и самая искусственная из пяти историй, несмотря на задействованную артистическую мощь Цыганова (впрочем, он и в остальных отношениях мощный - на банкете выпивал до последнего, потом плясал под "Охотников за привидениями" и уже когда музыканты стали расходиться, одолжил инструмент у гитариста и готов был устроить сейшн - жалко, его отговорили - матерый человечище). Пожалуй, актерская работа Яценко в последних "Чайках" выделяется большей тонкостью, при том что поведение его персонажа далеко выходит за рамки обыденного - в ссоре с молодой женой он обещает остаться на берегу, пить дождевую воду и питаться мертвыми чайками - Маша тащит ему дохлую чайку и предлагает попробовать, но как ни странно, именно этому дуэту удается столь абсурдный диалог преподнести с куда большей степенью достоверности, чем в "Пистолете" или в "Дне рождения" где компания актеров, близких к эстетике театра "док", с надрывом имитируют живой разговор пьяных за столом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments