Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Репетиция оркестра" по Ф.Феллини в Детском муз.театре им. Н.Сац, реж. Георгий Исаакян

Накануне из достоверных источников мне стало известно, что Исаакян лично вычеркнул меня из списка приглашенных. В жизни бы не предположил, что его может хоть в какой-то степени волновать мое присутствие или отсутствие на его спектаклях, и еще бы сто раз подумал, идти или нет, но раз так - выбора не остается. Байками про биток с переаншлагом меня подавно не запугаешь, да и знаю я, какие в театре Сац аншлаги - не далее как пару недель назад отменили какой-то спектакль, потому что на него не было продано ни одного билета. Ну так и оказалось - несмотря на присутствие наших маленьких любителей святого искусства в разбросе от сумасшедшего профессора и Пизденыша до бабки Доры и Царевны-Лебедь ряды все равно оставались полупустыми, при том что публика, и по задумке-то немногочисленная, размещается на сцене. Даже если бабка Дора пришла бы не одна, а в компании с Фирой и Маей, как обычно - все равно употевшие свиноматки, причащающиеся святым искусством перед опоросом, могли бы разлечься с комфортом. Другое дело, что не питая иллюзий и насчет собственно мероприятия, настраивать себя я старался по возможности на благодушный лад, чтоб раздражение от необъяснимого выпада режиссера против меня (а может быть и в самом деле он рассчитывал на аншлаг?! бедняга...) не особенно сказывалось на впечатлениях непосредственно от спектакля - но труд напрасный, как ни настраивайся - а ужас гарантирован.

Причем я бы сказал, что катастрофа запрограммирована уже на уровне замысла. Искушение представить "репетицию оркестра" как музыкально-театральный перформанс с настоящим оркестром велико, но нетрудно предположить, что театральная и музыкальная задачи непременно войдут в противоречие друг с другом. Драматургическая концепция, заимствованная из одноименного кинофильма Феллини, предполагает, что музыканты - мелочные халтурщики, а дирижер - диктатор и сволочь. Но элементарные требования к музыкальному качеству, уж коль скоро оркестр настоящий и в настоящем театре, не допускают нарочито карикатурного музицирования. В результате на сцене, где как бы снимают документальный фильм про оркестр, сидят бок о бок музыканты ряженые - артисты театра Сац, изображающие оркестрантов - и настоящие оркестранты. Соответственно и руководителей у оркестра два, один - природный итальянец Симоне Фермани, якобы единственный ныне живущий прямой потомок Верди (и даже если это правда, помимо данного факта личность едва ли чем-то еще примечательная), другой - местный Олег Белунцов, на одного возложены прямые обязанности дирижера, другой выступает в роли дирижера как персонажа. Персонаж-дирижер, правда, с трудом выговаривает слова, а особенно музыкальные термины, но как раз этим театр имени Сац давно не удивляет. Несмотря на все поиски "новых форм в искусстве" представление стабильно начинается со спича Роксаны Сац про то, что когда театр Сац был построен, этой идеальной акустике завидывала Европа "и не только Европа" (видимо, Африка с Антарктидой тоже обзавидовались) - а впрочем, откровенный фрик предпочтительнее беспомощной претенциозности.

Построен театр Сац был, между прочим, в 1979-м году, а фильм Феллини вышел в 1978-м. Может быть, отсюда возникает еще одно престранное явление: происходящее в спектакле преобретает двойственный характер за счет того, что события разворачиваются одновременно и в современном московском театре, и в некоем условном и давнишнем итальянском концертном зале: персонажи обращаются друг к другу по именам из фильма и собирают для внука одного из коллег по две тысячи лир. Поскольку, помимо всего прочего, "Репетиция оркестра" - еще и "интерактивный медиа-спектакль", стилизованный под съемку документального фильма, то видеокамеры как бы подсматривают за оркестрантами, а "журналистка" (с такой рожей ее и на провинциальный кабельный канал не взяли бы редактором, не то что в эфир выпускать) берет интервью у музыкантов и у зрителей. Проект получает вдобавок "просветительскую" нагрузку, совмещая самодеятельный "путеводитель по оркестру" с выборочной проверкой знаний у целевой аудитории. Но разговаривают, общаются инструменталисты-оркестранты почему-то речитативами.

Где мы находимся (как в том анекдоте: "идея нахожусь?!"), когда, В Москве 2010х или в Италии 1970-х, оркестранты на сцене сидят или певцы, итальянцы перед нами или что - неизвестно. Ну один-то определенно итальянец. И чтоб "настоящий итальянец", он же и "настоящий дирижер", не простаивал понапрасну, "настоящий оркестр" исполняет сначала увертюры, а потом и целые сцены из опер - с участием солистов-певцов. Чем лучше звучит оркестр, пока ряженые оркестранты читают "Советский спорт", кушают яблоки и пудрятся - тем менее убедительно воплощается драматургическая концепция постановки, но с вокалистами проще - они поют так, что гнать бы их поганой метлой, сопрано с Лючией и Дездемоной еще туда-сюда, а уж как доходит до романса Неморино - хоть святых выноси. И тем не менее вокально-симфонические эпизоды в этом дивертисменте пользуются успехом у целевой аудитории, а к событийному ряду, связанному с бунтом музыкантов против дирижера, певцы вообще не имеют отношения - мероприятие в результате, с одной стороны, разваливается на куски, а с другой, только первое отделение растягивается на полтора с лишним часа, что делает его совершенно невыносимым - вспоминается реплика Инны Чуриковой из "Ширли-мырли" про то, что Иван Израилич лежит, роялем придавленный, а вы кричите, сиську просите...

Зато второе действие - скомканное и абсолютно бессвязное. Начинается оно с фальшиво разыгранного артистами театра "бунта", причем "революционно настроенные" работники митингуют, распевая хор евреев из "Набукко" - единственный за два с половиной часа момент, который лично мне, может и против режиссерского замысла, показался забавным. Далее следует, без привязки к контексту, "проникновенный" (актерски чудовищно фальшиво исполненный) монолог арфистки между бутафорским танком и гаубицей, но никакая стена, конечно, не падает, и под финал "настоящий" оркестр под управлением "настоящего" дирижера (куда делся ряженый, я не уследил уже) играет на прощание еще несколько шлягеров, и, в частности, увертюру к "Силе судьбы". А потом пересидевшие антракт старухи фотографируются на мобильники с "дочкой Сац".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments