Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Лукас Генюшас в БЗК: Шопен, Барток, Прокофьев, Десятников

Все-таки на Рождественского публика ходит почище, чем на другие концерты, и процент уебков в зале накануне был сильно ниже. А на Генюшаса приволоклись такие старухи, такие тетки с младенцами, да еще Алла Гербер, да баба Катя уселась в первом ряду с веером, свинья крашеная - ну просто кошмар. При том что к концерту, который снимали двумя камерами (я так и не понял, кто и для чего), пианист подошел очень ответственно. Я на Генюшаса хожу нередко и знаю, что в отличие от некоторых других, более ровно выступающих учеников Веры Горностаевой, у ее родного внука раз на раз не приходится. Однако тут видно было, насколько он подготовился и собрался, особенно в первом отделении, играя 24 этюда Шопена. Я бы назвал этот блок программы безупречным - и по технике, и по чувству стиля, и по осмысленности исполнения. С изумительной (и неожиданной) тонкостью и точностью донося все мельчайшие детали композиторского замысла, Лукас Генюшас вместе с тем и проявил собственную индивидуальность. Контрасты между этюдами, особенности их жанровой основы (где-то марш, где-то танец), романтическая экспрессия и меланхолия - все воплотилось в звуке с абсолютной ясностью. Второе отделение пианист открывал тремя бурлесками Бартока, где в первую очередь показывал свое заметно растущее от года к году техническое мастерство и нерастраченную молодую энергию - слегка перестарался: под конец третьей бурлески полетела струна в верхнем регистре. Помеху быстро устранили, но, может быть, это незначительное происшествие слегка сбило настрой артиста, хотя не исключено, что до Прокофьева он еще не вполне дозрел - во всяком случае, 7-я соната в его версии меня совершенно не устроила. Финальная часть - еще туда-сюда, но первые две вышли у Генюшаса размашистыми, разлапистыми, размытыми. Не так давно ту же 7-ю сонату играл Гугнин, однокашник Генюшаса, на его нынешнем концерте, кстати, присутствовавший - там тоже не хватало где-то резкости, где-то точности, но все-таки Гугнин тогда казался гораздо убедительнее. Генюшас в первой части сонаты выплеснул через край, по-мацуевски, весь заряд энергии, а вторую занудил, она у него получилась самой формальной, лишенной и чувства, и смысла. В финале, правда, баланс внешней экспрессии и внутренней осмысленности почти восстановился. Но не уходя после такой сомнительной точки, Генюшас сыграл как бы "на бис" симпатичную, не знаю, как называется точно, вещицу Десятникова, в форме рондо, с джазово-попсовыми интонациями - действительно очень мило.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments