Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Маленькая танцовщица Дега", балет Парижской оперы, хор. Патрис Барт (телеверсия)

Последний раз запись токийской постановки "Жизели" с участием Малахова и Вишневой (по хореографии - стопроцентно классической, только в кордебалете и на второстепенных партиях - японцы) навела меня на мысль, что теперь русский телевизор будет показывать только то, что свидетельствует о величии русской культуры, то есть даже если иностранные спектакли и концерты - то с участием давно сбежавших за границу звезд, или скрипачей-евреев, в трехлетнем возрасте вывезенных из русского застенка, или голливудских актеров, чьи прабабушки жили некогда в черте оседлости, но удрали от погромов за океан и теперь есть все основания говорить, что у Голливуда "русские корни" и гордиться этим. Малахова, кстати, очень забавно было наблюдать в паре с Вишневой - все-таки Вишнева, хоть и не девочка, на пике карьеры, а Малахов дотанцовывает последнее, и если в недавнем дуэте Ван Манена, показанном на "Душе танца", он работает в соответствии со своими возможностями, то для "Жизели" он не просто стар, а супер-стар - ну да хоть как-нибудь, вот таким пускай образом, причаститься мировому искусству. Однако "Маленькая танцовщица Дега" никаким боком не имеет отношения к русским - и тем не менее пока еще смогла попасть в эфир православного телеканала. Правда, по "формату" спектакль несколько смахивает на постановки Эйфмана - двухактный сюжетный балет, основанный на определенных культурно-исторических реалиях - то есть косвенно с "русской культурой" все же соотносится, но тут проблема больше Эйфмана, чем балета Парижской оперы, "Маленькая танцовщица Дега", пусть и не последний писк танцевальной моды, но все-таки несравнима даже с "Роденом", не говоря уже про более сомнительные эйфмановские изыскания.

Героиня спектакля - балерина с несложившейся творческой судьбой, хотя во второй половине 19-го века по отношению к балеринам само понятие "творческая судьба" вряд ли применялась - в свободное от танцев время девица подрабатывала менее творческими способами, и не только в качестве модели для художников. На сцене героиня поначалу представлена в виде скульптуры Дега под стеклянным колпаком, но выставочный экземпляр оживает, чтоб рассказать свою историю, и под конец застывает снова. Неожиданно занятной мне показалась музыка Дени Левайна, некоторые эпизоды - в чистом виде минимализм, не зная заранее, подумаешь, что это Филипп Гласс; другие - стилизация в разных жанрах, немножко в духе межвоенных десятилетий, напоминает Стравинского, но, кажется, без прямых цитат и без явных аллюзий, что уже приятно.

Хореографическая драматургия строится по тому же принципу, что и музыкальная, но она менее оригинальна, тоже держится на стилизации, в лирических дуэтах и соло преобладают классические элементы, а в массовых - бал в Пале Гарнье или пляски в кабаре "Черная кошка" - вальс да канкан. До "Дамы с камелиями" Ноймайера далеко, но не знаю как из зала, а на маленьком экране смотрится неплохо, только чересчур предсказуемо - и по танцу, и в целом по содержанию. Смешной Матье Ганьо с накладными усами в образе балетмейстера, блеклая Дорете Жильбер - Прима-балерина, загадочные Подписчик (Жозе Мартинес) и Человек в черном (Бенжамен Пеш) тоже мне показались недостаточно внятными. В заглавной партии - Клэрмари Оста, чем-то напоминающая Екатерину Максимову. В роли Матушки - немолодая Элизабет Морин. В общем, блокбастер с мегазвездами, как полагается, эклектичный и не без спекуляций, но по-своему увлекательный. Сцена в тюрьме Сен-Лазар построена на использовании теневых эффектов, предфинальный эпизод в прачечной явно отсылает к "белым актам" романтических балетов, подчеркивая трагизм судьбы главной героини, хотя решение слишком простое, чтоб воспринимать трагедию без иронии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments