Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Насколько глубок океан?" реж. Филип Сычыньски; "Правила игры" реж. Войцех Ягелло ("Висла")

Первую из двух подборок от студии Мунка я смотрел не сначала, пропустив первую короткометражку, вторую - не до конца, убежав с последней, хотя программа - высший сорт.

"Насколько глубок океан?" - театрализованная на грани кича, сюрреалистическая фантасмагория, напоминающая не то позднего Феллини, не то Мишеля Гондри, но при этом преисполненная польского своеобразия. Главный герой Марек, пожилой мужчина, пробуждается на дне океана (в аннотации сказано - в брюхе кита, но про кита я не уловил, мне показалось, что полиэтиленовая пленка просто служит условным обозначением воды, но может и китовых внутренностей, конечно) в компании ряженой морской нечисти. Предводительствует подводным цирком Царь океанов, в котором Марек узнает за гримом и прочим маскарадом своего покойного отца, а рядом с ним - свою давно умершую жену. В воспоминаниях Марек возвращается назад, к временам, когда сын был подростком, потом вырос и у него появилась девушка. Марек на разных этапах жизни пытался покончить с собой, но все время его преследовали комические неудачи - газом не удалось отравиться, потому что забыл оплатить услуги газовиков, в машине не угорел, потому что сын заявился... В общем, за карнавальным сюром про неизбежность смерти просматривается даже чересчур оптимистичное, жизнелюбимое мировоззрение авторов.

"Правила игры" - совершенно иного плана произведение, причем я собирался глянуть первые пару минут, торопясь на Бромского (каждый год отмечаю, что расписание "Вислы" будто вредителями составлено, самые интересные показы неизменно пересекаются по времени, при том что можно было гнать сеанс за сеансом в течение дня в одном зале и все заинтересованные смотрели бы программу целиком, я бы точно смотрел) - но не смог уйти, настолько мне стало интересно, вот ведь как бывает (к сожалению, за исключением польского кино, почти никогда не бывает). Герой фильма Томаш (необыкновенной внутренней силы молодой актер Томаш Шухардт) - студент-первокурсник, учится в сельхозакадемии, снимает комнату в квартире у старухи, пытается общаться с однокашниками, все как положено. Фильм начинается с эпизода, где Томаш и пара его друзей идут по переходу метро, к девушке пристает бомж и начинает просить "на булку", Томаш пытается оттащить его от девушки. Тут бомж достал нож, полоснул Томаша по горлу, Томас лежит, зажимая шею, течет кровь - Томаш просыпается, это был сон. Однако на следующий день Томаш видит в трамвае, как вор-карманник вытаскивает у девушки кошелек - Томаш и не собирается реагировать, но карманник подходит к нему, хватает за яйца, не оставляя возможности позвать на помощь, и поиздевавшись, выходит из вагона. Томаш начинает ходить на тренировке по самообороне, покупает нож - а квартирная хозяйка тем временем недоумевает, почему молодой парень не позволяет себе выпить-погулять (а Томаш действительно максимум что себе позволяет - мастурбировать под порнуху в ноутбуке). Спустя какой-то срок Томаш с приятелями идет из академии к остановке, садится в трамвай и наблюдает, как двое румын, плохо говорящих по польски, пристают к девушке, оскобляют и грабят ее. Натренированный и вооруженный, Томаш ввязывается в драку, достает нож и в потасовке смертельно ранит девушку, а румыны сбегают. Томаш тоже пытается бежать, но хотя до финала фильма его и не ловят, понятно, что от собственных страхов от никуда не убежит. Фильм от первой до последней секунды пронизан нервом неуверенности в себе, комплексами провинциала в большом городе параноидального психоза (моментами напоминает Бертрана Блие, но без абсурдистского юмора; тут все серьезно). Благодаря и актеру, и отменной операторской работе 30 минут короткометражка держит в напряжении, что даже ради другого, тоже польского фильма, от нее невозможно оторваться.

Все фильмы студии Мунка, которые я посмотрел (получается, всего четыре - с "Возвращением" и "Мазуреком"), были тридцатиминутными. То есть хронометраж стандартизирован, и это неслучайно - я не совсем понял, что это за программа "Тридцать минут", но ее название наряду с названием студии каждый раз всплывало в титрах. Это тоже очень по-польски, как и в случае с поздними опытами Кесьлевского - в стандартном формате, заведомо ограничивающем (как будто бы) творческие возможности для самовыражения авторов, полноценно реализовать оригинальную идею.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments