Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Дунсинан" Д.Грейга, реж. Роксана Силберт

В противовес тоже "шекспировскому", но лондонскому "Глобусу" с его квазитрадиционностью, -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2827392.html

- "Дунсинан", копродукция Национального театра Шотландии (Глазго) и Королевского шекспировского театра (Стратфорд-на-Эйвоне) - сочинение оригинальное, во всяком случае по задумке, по сюжету и по тексту. Образ "бирнамского леса" у Шекспира появляется в конце "Макбета", "Дунсинан" (загадочное название на поверку - всего лишь топоним) с этого образа начинается, затем на сцене разворачиваются события, последовавшие за свержением и убийством Макбета (в спектакле, впрочем, это имя ни разу не упоминается) и восшествием с помощью английских войск Малькольма. Безымянный тиран и узурпатор, предшественник Малькольма худо-бедно правил Шотландией пятнадцать лет, дольше, чем кто-либо из местных королей. Подлый и манерный Малькольм тоже намерен воцариться надолго, но в живых остается вдовствующая королева и ее сын от первого брака, законный наследник престола. С английским военачальником Сивардом, в бою с шотландцами потерявшим сына, у королевы вспыхивает роман, однако пришлый воин отрекается от нее и вдовадает согласие на брак с Малькольмом под предлогом примирения шотландских кланов - в разгар брачного пиршества врываются сторонники королевы, она бежит с ними. Взбешенный Сивард преследует непокорных шотландцев жестоко, ему удается убить королевского сына. Однако достигнув наконец убежища королевы, одинокий и подавленный, он обнаруживает у нее на руках наследника-внука и снова оказывается перед выбором - убить младенца (но королева предупреждает: в Шотландии найдутся другие мальчики) или прекратить бойню хотя бы на этом этапе.

Любопытна "оптика" спектакля, где события зритель видит отчасти глазами ясноглазого и наивного английского юноши-солдата, выполняющего роль "хора", комментатора событий в прологах и эпилогах к актам. Одновременно этот персонаж становится свидетелем и соучастником всех основных событий, не определяя их ход, что позволяет ему в форме писем к матери в Англию оценивать происходящее. Посыл авторов, неслучайно подхватывающих и развивающих шекспировский сюжет на новом историческом витке, до какой-то степени пытаясь, но не всегда успешно, попадать и в шекспировский "формат" (драматическое действие перемежается юмористическими интермедиями с участием третьестепенных персонажей, а присутствующий на сцене музыкальный ансамбль играет фолк-рок и служанки королевы поют на гэльском) совершенно очевиден: история повторяется, потому что никого ничему не учит, а оккупанты, сколь бы гордо не именовали они себя освободителями и миротворцами, останутся агрессорами, так же как их местные ставленники - предателями своих народов, и все это актуально отнюдь не только в свете истории англо-шотландских взаимоотношений. Другое дело, что литературные достоинства пьесы Дэвида Грейга весьма скромны (если не сказать грубее), ее пацифистский пафос крайне наивен и, между прочим, антиисторичен, а старомодное обаяние постановки, подействовавшее на многих, меня, если честно, оставило равнодушным. Наверное, потому, что слишком напомнило множество других добротных опусов национально-провинциального толка - такие можно было видеть в чувашском театре им. Иванова, татарском им. Камала, а если далеко от Москвы за примером не ходить, в цыганском "Ромене", не сегодня, конечно, а в лучшие его времена: классическая форма плюс этнический колорит - вот и все, из чего складывается "оригинальность" спектакля "Дунсинан".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments