Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Анатолий Каплан в Еврейском музее

Сама выставка, а точнее, включение пяти подаренных Исааком Кушниром работ Анатолия (Танхума) Каплана в основную экспозицию музея - событие, мягко говоря, скромного масштаба, как, впрочем, и сами работы художника начала 1970-х. Но поскольку я после переезда "Гаража" не был в здании на Образцова и не видел постоянную экспозицию Еврейского музея, мне здесь было интересно все, хотя и не все вызывало однозначное приятие. Слишком мы любили прежний "Гараж" (вот в новый и ноги не идут), а с Еврейским музеем совмещен и т.н. "центр толерантности", что меня тоже несколько отпугивало: и слово-то какое едкое - "толерантность", а по-русски звучит прямо как непристойность (какая может быть "толерантность" по-русски?). К тому же в музей еще не особо-то и попадешь - территориально он расположен, понятно, не в лучшем месте, билеты дорогущие, льготы, наоборот, минимальные.

Нельзя, однако, не признать, что по организации экспозиционного пространства и его техническому обеспечению московский Еврейский музей превосходит даже нью-йорский, не говоря уже про израильские аналоги, при том что многие технологические находки и приемы скопированы - в частности, идея сидящих за столиками гипсовых фигур определенно заимствована из нью-йоркского музея. Пространство построено концентрически, в центре - "зал памяти", вокруг - история еврейского народа на русскоязычных территориях, а по краям - галереи для временных экспозиций. Таких выставок (Каплан не в счет) я нашел две, одна персональная, посвящена Моисею Наппельбауму, другая тематическая, приуроченная к 9 мая. Про последнюю даже говорить не хочется - это то же самое, что везде, только у орденоносных персонажей фамилии еврейские.

Вообще представленный в Еврейском музее, в том числе и в его постоянной экспозиции, взгляд на Вторую мировую войну и ее последствия, отличается известной и предсказуемой ограниченностью, причем двойной, обусловленной как еврейскими, так и русскими пропагандистскими клише. Возникает шизофренический эффект - факт, как легко и быстро русские от борьбы с антисемитской политикой нацизма перешли к не менее зверскому преследованию евреев, не находит в экспозиции ни объяснения, ни хотя бы попыток понимания. При том что драме ЕАК, т.н. "борьбе с космополитизмом" и прочими антиеврейскими делами в СССР уделено немало места (а между прочим, я не нашел упоминаний, что деятели еврейского движения обвинялись в том, что будто бы собирались отобрать у русских Крым - видимо, в очередной раз восторжествовала "толерантность"). Равно как и антисемитизму в дореволюционной России. Но примитивный, вроде бы, вопрос, почему русские ненавидели евреев при любой власти, при любой господствующей идеологии (если дело в противостоянии христианства и иудаизма - откуда взялся антисемитизм в антихристианском СССР, когда советские евреи в массе своей отреклись от веры предков?!), настоятельно требует разрешения - а его нет, что, в свою очередь, объяснимо. Потому что размышления в этом направлении неизбежно выводят на разговор о сущности православия и природе русских - а это уже, мягко говоря, "нетолерантно" получается.

Примечательно, что в Еврейском музее Нью-Йорка, авторов экспозиции которого вряд ли можно заподозрить в симпатиях к СССР (хотя, конечно, дело это темное и вопрос непростой), отмечается на стенде, указывающем хронологию освобождения еврейского народа в разных странах мира, что права евреям на русскоязычных территориях дала "большевик революшн" - в московском музее этот острый момент осторожно "огибается" и, наоборот, подчеркивается, что большевики разрушали синагоги и запрещали иврит (делая политическую ставку на "идиш" как язык "трудового еврейства") - лично меня антибольшевистский пафос данного хронологического раздела покоробил еще сильнее, чем русско-патриотический пафос раздела военного. Смешанные чувства, а прежде всего усмешку, вызывает и замечание, будто "современное состояние еврейской общины России и ее религиозных, культурных и образовательных организаций стабильно" - сам термин "стабильность" звучит двусмысленно, а в еврейском контексте - еще и эвфемистично.

При этом по-настоящему интересного в музее немало. И в чисто музейном плане - начиная, например, с карты "черты оседлости", потому что про "черту" вроде много известно, но где конкретно она проходила, откуда возникла и т.д. - наглядность тут совсем не лишнее дело. И в плане художественно-технологическом - вряд ли содержательна, но эффектна мультимедийная инсталляция, воспроизводящая квартиру советских евреев, с кухней, где еврейская мама стоит у плиты и напевает - понятно, что в СССР квартира евреев ничем не отличалась от квартиры неевреев (если только еврей не был академиком или Народным артистом СССР - а он зачастую им таки был), но именно как инсталляция придумано неплохо. В роли одного из виртуальных персонажей я опознал (и полагаю, что не ошибся) актера Илью Рутберга, других, кажется, не знаю. Очень кстати звучит в кухонном разговоре анекдот более молодых обитателей (или гостей?) квартиры. "Рабиновича спрашивают: почему вы не уехали в Израиль? Рабинович отвечает: а что мне там делать, мне и здесь плохо!"

Вводной частью основной экспозиции, посвященной ранним этапам истории еврейского народа начиная с Сотворения мира и жертвы на горе Мориа, заканчивая Исходом и разрушением Храма, служит киноаттракцион 3Д (билеты туда продают отдельные) - похожий по способу функционирования зал есть в московском планетарии, но в Еврейском музее - куда как круче. Это даже не 3Д, потому что, кроме очков и объемного изображения на панорамном экране, в зале трясутся кресла, льется на голову вода (Всемирный потом и расступающееся Красное море), специальные ленточки, раздуваемые вентиляторами, хлещут по ляжкам (казни египетские, нашествие саранчи) и т.п. - при том что содержательно все очень наивно, но такого рода приколы, вероятно, и рассчитаны на малышей.

Что касается выставки Наппельбаума в рамках параллельной программы фотобиеннали - отличная выставка, как ни посмотри. Портретная съемка разделена по стендам - музыка, балет, литература, наука и т.п., отдельные стенды посвящены художественным фотоэтюдам и многочисленному потомству фотографа. Также в особый раздел выделены "государственные деятели", в том числе В.И.Ленин и И.В.Сталин - там и Молотов с Калининым, и Булганин с Микояном. Среди ученых соседствуют Сергей Вавилов и Трофим Лысенко, среди музыкантов - Кабалевский и Лисициан, в литературной рубрике, помимо А.Н.Толстого, Н.Тихонова и прочих "генералов" - и Бабель, и Пастернак, и ныне почти забытый, но очень интересный (просто я им много занимался) Константин Вагинов. Групповые портреты имажинистов и Кукрыниксов, Исаак Бродский и Пастернак, Мейерхольд и Немирович. Модели Наппельбаума - в основном тоже евреи, но вряд ли авторы экспозиции проводили специальный отбор фотоматериалов, а просто, как говорил один из представленных на выставке "государственных деятелей" - "нет у меня для вас других писателей". И вот то, что евреи в 20-м веке, особенно в 1910-1940-е годы, создали новую русскоязычную культуру, и то, как русские их за это "отблагодарили", в экспозиции совершенно никак не артикулировано - будто само собой разумеется. От такого подхода, несмотря на поспешно провозглашенную "стабильность" еврейской жизни в "новой" России, веет лютым холодом безнадеги - если не пламенем лагерной печи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments