Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Золотой век русского авангарда" и фотобиеннале в "Манеже"

Если проект Питера Гринуэя претендует на статус художественного открытия, то это пошлая лажа, а не открытие; но если он и задуман изначально как профанация, то такая профанация не лишена изящества. Вообще мне в какой-то момент, лет пять назад, показалось, что Гринуэй по примеру какого-нибудь Годара (хотя и не опускаясь до политических, идеологических пошлостей, а ограничиваясь чисто эстетическими) окончательно сдох как режиссер и, утратив способности делать нормальное кино, стал зарабатывать на демагогии в духе того, что кино умерло. Однако сам блестяще свою демагогию опроверг недавно "Гольциусом" - потрясающая картина, которую я смотрел дважды и пошел бы еще:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2661784.html

В сущности, и "Золотой век" - это в большей степени кино, чем выставочный мультимедийный проект-перформанс. Хотя экранов много, в "Золотом веке" прослеживается та же композиционная структура, основанная на тех же драматургических принципах, которые характерны для Гринуэя начиная с самых ранних его игровых полных метров, наиболее полно отразившаяся в "Зед и два нуля", "Отсчете утопленников" и, конечно, в любимом моем "Контракте рисовальщика". Другое дело, что при вариативности выбора точки зрения (буквально - можно сесть внутри куба экранов, можно снаружи, можно выбрать один или перебегать туда-сюда, можно сидеть долго и смотреть последовательно, а можно метаться) последовательность нарратива несколько смещается - но сам нарратив от этого не исчезает.

Из двенадцати "апостолов" авангарда (хотя персонажей реально больше) главный, очевидно - Маяковский. В его уста вложена фраза, которую Гринуэй тиражировал и в рекламных промо-акциях, и непосредственно в контексте выставки-перформанса она повторяется неоднократно - про то, что искусство - не зеркало, отражающее реальность, а молот, с помощью которого реальность надо ковать. Принадлежит авторство фразы вроде бы Брехту, который прямого отношения к русскому авангарду не имеет - но для художественной акции это и неважно. Загвоздка, однако, в том, что "художественное" начало в ней все-таки заметно подавлено "просветительским" посылом. Но опять же: если воспринимать "Золотой век" хотя бы отчасти как ликбез, то фуфло это, а не ликбез, потому что Гринуэй строит свою конструкцию из элементов (персон, сюжетов, высказываний), которые заинтересованной публике и без того известны до оскомины, а незаинтересованной в принципе неинтересны; если же смотреть на "Золотой век" как на арт-акцию - тогда эксплуатация именно хрестоматийных, сходу опознаваемых элементов-клише придает всей конструкции, помимо самоиронии, некую содержательность: нечто новое и субъективное строится, по постмодернистским лекалам, из общеизвестного и общедоступного материала, и художественная "фишка" заключается именно в структурном принципе, а не в его материальном наполнении.

В любом случае постмодернистский взгляд на модернизм грешит, как все постмодернистское - поверхностностью, легковесностью и отсутствием внятных задач, но эта двусмысленность и необязательность в то же время придает проекту некоторое обаяние, которого и обычный ликбез, и навороченный до полной невнятицы арт-объект, несомненно, были бы лишены. А впрочем, кое-что новое если не про Маяковского и Лилю Брик и не про Шагала с Малевичем, то про Веру Ермолаеву и ее "неудачную" идею проиллюстрировать "антифашистскую" сказку про лиса (оказавшуюся "неожиданно" сатирой на сталинскую русь, что и привело художницу к личной трагедии) из выставки-перформанса-фильма Гринуэя узнать все-таки можно.

Очень обзорно, к сожалению, пробежался по огромной, в нижнем этаже, выставке фотобиеннале. "Страна теней" Роджера Баллена (1982-2013) - отличная арт-фотография, с искажениями, брутальными и сюрреалистическими образами. Совсем другие, преисполненные оптимизма, советские ретроспективы: Владимир Лагранж "Оттепель", Александр Лапин "Ускользающее время", особенно у Лагранжа - дети, стройки и т.п. Раздражали меня только "Воспоминания" Филипа Джонса Гриффитса (Британия времен "Битлз", весь этот фальшивый "протестный" душок омерзительный) и особенно ретроспектива Рене Бурри, преблагополучнейшего буржуя, на потребу другим заскучавшим буржуинам иконизировавшего, в частности, Че Гевару как лихого парня с сигарой в зубах - мне этот бандитско-террористический романтизм претит, но, к сожалению, в цивилизованном мире он слишком хорошо продаются, а дикари любят им назло нормальным людям поспекулировать (попробовал бы какой-нибудь буржуй точно так же воспеть в своих эстетских кадрах Шамиля Басаева, к примеру! так бы его и выставили в "Манеже", ну если только приколоченного к столбу и с голой жопой). Зато понравилась неожиданно Оука Лееле и ее "трансгрессивная утопия" - может, потому, что недавно побывал наконе-то в Мадриде, и хотя запечатленная в "утопии" т.н. "мовида" уже осталась в прошлом, но как художественные произведения фотокомпозиции Лееле (особенно одна большая "идилическая" картинка с голой и полуголой молодежью) эффектны и убедительны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment