Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"По главной улице с оркестром" реж. Петр Тодоровский, 1986

Всего второй раз в жизни смотрел фильм (хотя многие картины Тодоровского-старшего пересматриваю регулярно), а все равно как будто попадаешь в родное, уютное пространство. Лично я считаю Петра Тодоровского режиссером великим в полном смысле слова, а то снисходительно-умильное уважение, которое закрепилось в отношении к его творчеству, мне кажется оскорбительным. Гениальность Тодоровского в том и состоит, что он, в отличие от признанных "гениев", не тычет зрителя носом в какую-нибудь особенно удачную (на взгляд самого "гения") метафору, не показывает каждым кадром, что снял шедевр. Петр Тодоровский, как Эрик Ромер (тоже недопонятый гений), как другие по-настоящему великие кинематографисты, рассказывают как бы невзначай простые истории о простых людях. Но при этом почему-то именно Тодоровский открыл огромное количество ныне знаменитых актеров, именно Тодоровский первым ввел в киношный обиход немало новых тем, и даже в не самых сильных своих вещах (а "По главной улице...", наверное, принадлежит к их числу - если сравнивать с такими "бомбами", как "Военно-полевой роман" или "Анкор, еще анкор!") легко, без усилий добивается эффекта, для которого "гениям" нужно актеров извозить в грязи и заставить корчить жуткие гримасы, а за кадром пустить "Страсти по Иоанну" Баха или "Реквием" Моцарта как минимум.

Герой Олега Борисова из "По главной улице с оркестром", подобно герою Зиновия Гердта в "Фокуснике" или героине Людмилы Гурченко в "Любимой женщине механика Гаврилова" - нормальный человек, с нормальными человеческими реакциями. Но "нормальная" жизнь его не до конца удовлетворяет, потому что есть жизнь - а есть мечта, и они вступают в противоречие. Тодоровский - романтик в строго терминологическом смысле слова, его персонажи воплощают романтический тип, устремленный прочь от земли, но неспособный от нее оторваться. Хотя герою Борисова в финале это удается практически бувально, и в последних кадрах он летит - пускай и привязанный к воздушному шару, но все-таки счастливый. Несостоявшийся музыкант, он стал математиком, чтоб жена могла выучиться на хирурга, но и как математик карьеру не сделал, бездарный, да более активный коллега "подвинул" его при назначении на должность заведующего кафедрой. Уходя с работы и от жены, он берет с собой только сочиненную мелодию - но и мелодию уже освоил, присвоил, аранжировал и записал приятель, "профессиональный" композитор. Дочь встречается с женатым мужчиной, который не собирается бросать "законную" половину и отказываться от командировки в Африку. А свою музыку герой исполняет на вокзале, где его главный поклонник, молодой мент, уводит в караулку, чтоб послушать в приватной обстановке.

Мента играет совсем молодой и на тот момент, нельзя не признать, невероятно обаятельный Сергей Жигунов. Дочку - тоже юная и свежая Марина Зудина. Ее любовника - не совсем еще постаревший (да он и сейчас ничего, впрочем) Игорь Косталевский, жену - Федосеева-Шукшина, композитора и полуневольного плагиатора - Гафт. Даже в эпизодическом тандеме расторопного коллеги и его супруги - чета Лазарев-Немоляева. Вроде все звезды, а у Тодоровского в кадре они существуют с непосредственностью дебютантов (имена многих персонажей и актеров, от Жигунова до Федосеевой-Шукшиной, совпадают). Тодоровский и сам, будто дебютант, не пытается повернуть судьбу героя наиболее замысловатым образом, удивить зрителя - он, кажется, и не думает о зрителе, он думает о своих персонажей, любит их и делает все, чтоб они были по возможности счастливы. Но поразительным образом он этим и зрителю доставляет невероятную радость - ну я, по крайней мере, могу сказать за себя.

И вместе с тем Тодоровский не просто увлекает и трогает - он, при всей ненавязчивости стиля, жестко ставит важный экзистенциальный вопрос: должен ли человек жертвовать собственными интересами ради интересов других? Речь не о мелочных корыстных выгодах, разумеется, а об интересе всей жизни, о призвании, если угодно, о предназначении. Герой "По главной улице с оркестром" не исполнил своего предназначения - но сделала ли его жертва счастливее кого-нибудь? Он сам страдает, жена мучается, дочка мечется, безнадежно влюбленная в него женщина тоскует, присваивающий его мелодии композитор - и тот терзается. В повести нелюбимого мною позднего Толстого "Отец Сергий" под конец звучит: "Я жил для людей под предлогом Бога, она живет для Бога, воображая, что она живет для людей". Тодоровский, разумеется, не рвется в показушную метафизику, его герои не ходят по воде со свечками, они ходят по улицам, как и положено нормальным людям, далеко не всегда по главным и необязательно всякий раз с оркестром, но проделывают при этом путь гораздо более осмысленный, который их приводит к пониманию, что важно прежде всего быть верным себе, своему призванию, своей мечте - "верность" в этом смысле, наверное, вообще главная категория всего творчества Петра Тодоровского.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments