Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Все, что вы хотели знать о сексе и налогах" реж. Кристоффер Боэ в "35 мм"

Европейский (датский) вариант "Волка с Уолл-стрит", в оригинале называющийся просто именами двух приятелей-компаньонов "Spies & Glistrup". Адвокат Монс Глиструп консультирует владельца турагентства Симона Струпа на предмет поглощения других компаний и ухода от налогов. Оба психопаты, но Монс помешан на финансовых схемах, оставаясь примерным семьянином и многодетным отцом, а Симон тщеславен, склонен к эскападам, уходит в эзотерику и наркоманию - однако вместе они обделывают делишки с середины 1960-х до начала 1970-х весьма лихо. Потом, когда Глиструп разрабатывает идею деления компании на крошечные частные лавочки, полностью свободные от налогообложения, и становится врагом государства, Спис его "сдает", чтоб сохранить бизнес. С персонажем Леонардо Ди Каприо обоих роднит страстность, обоим мало просто заработать денег, им нужно нечто иное, их влечет не жадность, но азарт. Правда, датские умельцы лишены дикаприевского обаяния, Монс (Николас Бро) похож на лягушку, плешивый Спис, обрастающий бородой (Йохан Филип Асбек), тоже урод, даром что позиционирует себя как секс-гиганта. Про секс из фильма точно ничего нового нельзя узнать, потому что даже сексуальная репутация для Списа - часть деловой репутации, на свои оргии он зовет журналистов, что лучше потом продавались турпутевки, ну а семейный Глиструп и подавно далек от секса, весь в бухуучете, четверых детей с женой прижил между делом. Зато кое-что новое можно узнать о налогах, хотя это и не очень, может быть, интересно.

Важно, что и Скорсезе, и Боэ решительно напоминают вопреки сложившейся за десятилетия традиции, что энергия и поэзия протеста присутствуют не только в социализме, коммунизме, борьбе за мир, помощи голодающим негритятам, защите окружающей среды и прочей херне, но что и капитализм в его дичайших полукриминальных проявлениях поэзии и энергии также не лишен, да еще какой своеобразной! В таком капитализме, плюющем и на людей, и на государство, анархический заряд-то посильнее, чем в любой социалистической утопии. Чего стоит только эпизод, где Спис входит в клетку с беснующимся бабуином, показывает ему свой торчащий хуй - и бабуин смиренно пятится в угол, а подкормленный орешками кэшью, и вовсе делается как шелковый. Финал, правда, нравоучительно печален: к середине 1980-х Спис умер, оставив молодой жене, с которой сочетался браком по совету Глиструпа (а его совет был связан с тем, чтоб после смерти Списа деньги не ушли госказначейству - логично!), а Глиструп давно сидит в тюрьме, хотя, преданный Списом и прищученный налоговиками, он успешно основал партию Прогресса, прошел в парламент, выдвигал смелые законодательные инициативы против бюрократии и налогообложения. Выйдя из тюрьмы, реальный Глиструп успел, прежде чем умереть в 2008-м, побороться с исламом и был осужден за расизм - то есть в самом деле умел человек зорко смотреть в будущее. Кинематографическая же история заканчивается тем, что Глиструпа по прошению молодой вдовы Списа отпускают на похороны неверного, но незабвенного друга, возвращая сатиру и эксцентрику в "гуманистический" аспект, в плоскость психологии человеческих взаимоотношений: бизнес бизнесом, а люди есть люди. Удивительно, но и показательно, что такой фильм снял один из самых неординарных (пусть с Триером и не сравнить) датских кинематографистов, автор "Реконструкции" и "Аллегро":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1487159.html

http://users.livejournal.com/_arlekin_/38728.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments