Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Музей звуковых фигур" Петра Айду в РЗК

Не музей, а паноптикум. Петр Айду, будучи несостоятельным как классический пианист и музыкант, в чем с сожалением пришлось недавно убедиться на премьере диптиха по одноактным операм Глюка в МАМТе, изобретает всяческие новые формы (велосипеды, то есть) - концертные перформансы, отдающие не слишком забавным шарлатанством. Домашние радости, в лучшем случае клубный формат: музыканты со всеми семействами, дети ходят по залу, родители вслух разговаривают, причем родня самих исполнителей - видимо, для такого формата это нормально, и обстановка консерваторского зала тоже должна срабатывать по контрасту. Но в чисто музыкальном плане этот коктейль из ретро-эстрады и авангардизма разной степени радикальности и академичности, где песенка Аркадия Островского "Мой милый" сочетается с Губайдулиной и Сидельниковым, этнические и электронные инструменты с роялем и контрабасом, рок с хоровой мелодекламацией - мало чего стоит. Разнились элементы не только по жанру, но и по качеству - и здесь Хармс с Губайдулиной одинаково плохо стыковались с непритязательными фортепианными сочинениями, подходящими больше для тапера в холле отеля (Айду и играл их с чисто таперским изяществом). При том что сама по себе "Пантомима" Губайдулиной замечательна, против Аркадия Островского я тоже ничего не имею, сочинение Кумысбекова «Желтый поток» для бас-кобыза и фортепиано прозвучало довольно мило и даже скрежет т.н. "овалоида Колейчука" ("музыкальный инструмент" из двух металлических панелей с прорезями) до какого-то предела кажется занятым, а что касается "кантаты" Хармса "Спасение", то, пожалуй, мелодекламация смешанным хором, разложенный на партии текст - идеальный вариант для воплощении поэтики Хармса в звуке, иногда к нему приближается в своих спектаклях-перформансах Ф.Павлов-Андреевич, но там приемы драматического театра, а здесь это очень музыкально в полном смысле слова. Но в целом о музыке в узком смысле применительно к продукции Айду и компании говорить затруднительно - слишком широкие рамки он задает. И если такие электронно-вокальные опусы, как "Семен" (НЮАНС) и "Нина" (НОМ) еще допускают, да, я готов смириться, и настоятельно предполагают, чтоб на их фоне раздавались детские вопли "мам, мне надоело это слушать!", то беготня детей, пусть это дети самих исполнителей, на фоне Губайдулиной или Хармса, по моему убеждению, неприемлема.

Исполнители:

Пётр Айду (фортепиано, Овалоид Колейчука, синтезатор, вокал, декламация)

Григорий Кротенко (контрабас, электробас, бас-кобыз)

Антон Дашкин (ударные)

Иван Лубенников (электроинструменты)

Алиса Тен (вокал)

Николай Добкин ( электроорган, фагот, синтезатор, фортепиано)

Андрей Емельянов-Цицернаки (вокал, декламация)

Алексей Михайленко (кларнет, декламация)

Олег Бойко (электрогитара)

Хор Московского Музкомбината

В программе:


Д. Хармс
Кантата «Спасение»

А. Кобляков
Соната для контрабаса и фортепиано

С. Губайдулина
«Пантомима»

Н. Сидельников
«Нить Ариадны» из романа-фантазии для фортепиано «Лабиринты»

А. Лебедев
«Симфонические вариации» для фортепиано соло

К. Кумысбеков
«Желтый поток» для бас-кобыза и фортепиано

НЮАНС
«Семен» для электроинструментов

НОМ
«Нина», для электроинструментов

А. Островский (муз.), Ю. Цейтлин (слова)
«Мой милый» для голоса в сопровождении ансамбля

Р. Суслов
(«Вежливый Отказ»), «Колокола»
Импровизации на Овалоиде Колейчука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments