Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"OSCAR SHORTS 2014" в "35 мм"

На "ночи Оскара" пытался смотреть еще и подборку короткометражек прошлых лет, но было поздно и я сломался после четырех фильмов, ни один из которых не показался мне достойным того, чтоб себя изводить. Первый, "Асад", с неизъяснимым благодушием живописал будни африканской рыбацкой деревни, где живет хороший негритенок Асад. Все его друзья охотятся на проплывающие мимо корабли, по-пиратски грабя их, Асад же мечтает стать рыбаком. Улов старого рыбака ему приходится отдать, чтоб у напавших на деревню солдат отбить увечного дружка. Те же солдаты покалечили и самого рыбака, поэтому он отправляет в море Асада одного - но вместо рыбы тот привозит в деревню... персидского кота в адмиральской фуражке. Потому что в море Асад нашел яхту, на которую напали его друзья - перебили всех белых, но почему-то погибли и сами, а хозяйский кот остался. Вся деревня поздравляет Асада с чудесным уловом - персидских белых котов, на еще разряженных, негритята в жизни не видали. Тот факт, что негры напали на отдыхающих из Европы, пытаясь завладеть их яхтой, и убили всех, в том числе молодую девушку, создателей фильма почему-то мало тревожит - они делают скидку, с одной стороны, на бедность африканцев, с другой - на их национальные традиции (либерализм ведь требует уважения к чужим национальным традициям, будто то хоть людоедство, хоть человеческие жертвоприношения). А вот спасение кота становится событием, определяющим благожелательно ироническую интонацию фильма. Короткий мультик "Костяное перо" про индюков, по крайней мере, лишен всей этой социально-политической ерунды - тут ерунда обыкновенная, не особенно забавная только, к сожалению. "На одной линии", наоборот - социально-психологическая драма, и тоже, как "Асад", симптоматичная: немецко-швейцарская поделка, герой которой - охранник в супермаркете, влюбленный в продавщицу из книжного отдела. Он видит ее в поезде метро с парнем, она ссорится и оставляет парня одного, на того нападают подростки - а охранник выходит из поезда. Потом он узнает, что это был брат девушки и после побоев он умер в больнице, подростки же (все как один белые, разумеется - черные на людей не нападают, ну если только в море на туристов, но они же голодают, их надо простить) заявили о своей невиновности. Охранник же себя считает ужасно виноватым перед сестрой погибшего, и драма строится именно на его чувстве вины. Поприличнее остального из четырех короткометражек оказалась "Утренняя прогулка" - анимационный триптих, довольно забавный, хотя я не понял, следует ли в нем искать какой-то смысл или достаточно воспринимать просто как прикольный сюр: 1959 - черно-белая наивная графика, 2009 - цветная анимация, 2059 - анимация объемная, компьютерная, но каждый раз, варьируясь, повторяется сюжет о курице, которая бежит по Нью-Йорку.

Основная программа 2014 года, на которой я пошел уже отдельно, выстроена примерно в том же духе, но фильмы получше качеством, хотя содержательно все они сводятся к набору модных проблем.

«Перед тем, как всё потерять» (реж. Ксавье Легран) - очень лихо, надо отдать должное, снятый и смонтированный социально-психологический триллер про женщину, работающую в супермаркете. Она тайно решила уйти, забрав детей, от садиста-мужа, который ее бьет и грозит пристрелить - в "спецоперации" побега ей, обманывая мужа (совсем не грозного на вид), помогает почти весь трудовой коллектив. Я надеялся, что при таком уровне кинематографического мастерства и проблематика не на сто процентов сводится к жертвам насилия в семье (где жертва - неприменно женщина, хотя это далеко не всегда обязательно), но, к сожалению, в этом я обманулся.

"Проблема с Вурманом" (реж. Марк Гилл) изначально казалась самой привлекательной в наборе уж хотя бы тем, что в ней снимался Мартин Фримен (сериальный Доктор Ватсон), но разочаровала больше всего. Фримен играет, как это ни смешно, опять доктора - правда, психиатра. Его приглашают обследовать свихнувшегося сотрудника тюрьмы, который вообразил себя Богом (Тодд Холландер). Естественно, психиатр не верит, что мужик в смирительной рубашке перед ним - Бог, хотя сумятицу в его убеждения вносит тот факт, что "бог" обещал исчезновение Бельгии к вечернему чаю - и Бельгия-таки исчезла, по крайней мере, с карты мира и из памяти психиатровой жены. Других доказательств пропажи, равно как и существования Бельгии психиатру почему-то не требуется, но тогда уж и "богу" в смирительной рубашке недостаточно смятения доктора - он меняется с ним местами чудесным образом, персонаж Фримена оказывается всемогущим, но связанным, а персонаж Холландера уходит в деловом костюме из камеры. Собственно, это все - то есть что, получается, связанный действительно всемогущий Бог? А почему бы тогда персонажу Фримена не освободиться от пут и не поменяться быстренько обратно - или для этого он должен поверить в реальность происходящего? В любом случае "Проблема" кое-как прокатит в качестве немудреного абсурдистского скетча, но я-то рассчитывал на что-нибудь посолиднее.

"Это не я" (реж. Эстебан Креспо) напротив, отталкивает своей тяжеловесностью, фундаментальностью и стремлением, как и "Асад" из другой подборке, соответствовать либеральной моде, хотя сделана вещица добротно, признаю. Парень с девушкой едут врачевать несчастных негритят, сталкиваются с бандой "детей-солдат", руководимых отмороженным "генералом", попадают к вооруженным неграм в плен. Доктора укокошили, девицу выебли - нормально, чего еще они ожидали, кой черт погнал их, прекраснодушных европейцев, на эту галеру? Но чтоб претендовать на "Оскара", надо, чтоб негритенок-убийца раскаялся и выступил, будучи взрослым, с пафосной антивоенной речью. Для большей убедительности, правда, изнасилованной правозащитнице пришлось негритенку ногу прострелить, так что художественный эфффект картины оказывается двойственным. С одной стороны, маленькие негритята - невинные жертвы обстоятельств, их обманывают, дают им в руки автоматы калашникова (русские наводнили Африку своими орудиями убийства), но в душе они остаются добрыми, способными к покаянию. С другой, чтоб негритята скорее покаялсь, им доброты докторов недостаточно, хорошо бы их все-таки немножко подстрелить - и доходчивее, и безопаснее.

"Гелий" (реж. Андерс Уолтер) мне показался неприемлемо популистской пошлятиной как на уровне замысла, так и исполнения. Маленький мальчик умирает в хосписе от неизлечимой болезни. Добрый санитар кормит его байками про дирижабли, которые унесут ребенка в прекрасный мир летающих островов. Когда мальчику становится хуже, санитар, рискуя рабочим местом, пробирается в палату, чтоб дорассказать свою басню. Чтоб идею довести до конца, режиссеру не хватило смелости на хеппи-энд - хотя как раз выздоровление неизлечимого в большей степени соответствовало бы как сюжетной логике этой сопливой мелодрамы (умирающий ребенок - ход беспроигрышный, и попробуй-ка скажи, что спекулятивный - мигом окажешься врагом человечества), так и ее аляповато-приторной стилистике с анимационными вставками, живописующими "дивный небесный мир с дирижаблями", и чудовищному в своей пошлости финалу, когда мальчик встает в кровати экипированный для полета и за окном его ждет дирижабль.

Финская безделушка «Я должна делать всё?» (реж. Сельма Вилунен) подкупает, по крайней мере, непритязательностью, легкостью интонации. Это рассказ про семью, которая собирается на свадьбу к родне. Перепутав недели, мать семейства вскакивает по будильнику, тащит наряженных в карнавальные костюмы детей, спотыкается по дороге - в результате вместо свадьбы они попадают на неизвестно чьи похороны и в своих нелепых нарядах стоят у чужого гроба: глупо, но вроде как забавно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments