Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Записки сумасшедшего" Н.Гоголя в театре им. Е.Вахтангова, реж. Римас Туминас

Спектакли театра Вахтангова обычно я смотрю не по одному разу начиная с прогонов, но до сих пор не доходили ноги до "Записок сумасшедшего". А работа в своем роде значительная. Хотя нельзя говорить о "Записках" как о сочинении Туминаса в полной мере - Римас присоединился к работе на определенном этапе в качестве "руководителя постановки" и его таким образом обозначенный официально вклад в стилистику спектакля виден невооруженным взглядом каждую минуту, но в то же время это вещь в сравнении с его более масштабными высказываниями достаточно скромная, хотя простота отчасти и обманчива. Любопытно, что Сергей Маковецкий, вахтанговский актер, репетировал ту же вещь с Гинкасом в МТЮЗе, а в результате спекталь вышел позднее с участием Девотченко. В театре же Вахтангова роль Поприщина для себя выбрал Юрий Красков. Взгляд Гинкаса и Туминаса на повесть Гоголя сходен в том, что лишен жалостливости, сентиментальности, хотя Красков и Туминас все-таки до какой-то степени герою склонны посочувствовать, а Гинкас и Девотченко (по-моему, незадавшаяся изначально судьба мтюзовской постановки безвременно оборвалась, но может быть я не уследил за репертуаром) - нимало. Но более принципиально различие: Гинкас поставил "Записки сумасшедшего" как произведение, с одной стороны, метафизическое, а с другой - остро-социальное; у Краскова с Туминасом больше внимания уделено внутренним процессам, переживаниям героя, а не его взаимоотношениям с внешним миром. Лаконичное, но очень точное сценографическое решение Максима Обрезкова: "стена" из мутного полупрозрачного стекла, вокруг стеклянной перегородки насыпан мел (или что-то в этом роде), ходя по которому, герой оставляет следы, а за "стеной" - пианистка, ее можно считать аллегорическим воплощением души героя. Еще на стене висит ружье, которое, как и положено, в финале выстрелит - Поприщин прицелится и "убьет" девушку за фортепиано, и без того обрывочные мелодии пресекутся последним какофоническим аккордом.
В мелодиях, кстати, мешаются Оффенбах и Моцарт, но главным музыкальным лейтмотивом становятся темы "дождя" и "кадрили" из оперы Р.Щедрина "Не только любовь". Мне этот момент показался достойным внимания даже безотносительно к конкретному спектаклю - я вспомнил, как на одной конференции некая гранд-дама белорусской журналистики с выразительным именем Элеонора Езерская (и соответствующим имиджем вплоть до котенка на поводке!) высказалась в том духе, что некоторые известные композиторы, как Стравинский и Щедрин, лишены мелодического дара. Ну про то, что Щедрин - автор песни "Не кочегары мы, не плотники", вообще мало кто знает, но и помимо единственного киношлягера у Щедрина есть музыка менее затасканная, но не менее эффектная. Сюита из оперы "Не только любовь" в этом смысле показательно особо - совсем недавно тема "кадрили" использовалась как лейтмотив в очень интересном спектакле "Фантазии Фарятьева" Веры Камышниковой (старая сцена "Мастерской Петра Фоменко").

Поскольку небольшие по продолжительности "Записки" закончились аккурат к антракту "Обычного дела" на большой сцене, я решил остаться и досмотреть этот спектакль тоже, хотя его как раз видел на премьере, в несколько ином составе, с участием Г.Л.Коноваловой:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2359822.html

А в данном случае ту же роль играла Агнесса Петерсон (ее я знаю по "Прощальным гастролям", где у нее одна из главных ролей). Конечно, "Обычное дело" - не из числа тех спектаклей, которые делают театру мировую репутацию, но это достойная, честная и очень качественно исполненная комедия, может быть, чересчур рассчитанная на непосредственную реакцию публики, чего лично я не люблю, но и я второй акт пересмотрел не без удовольствия.

А главное - наконец-то в мои руки попала книжка Г.Л.Коноваловой "Вахтанговские легенды". Кому как не Галине Львовне поведать эти легенды, хотя мне в книге не хватило ее собственной истории - но, видимо, такова позиция автора: через себя - о других. А я бы и про Галину Львовну хотел бы узнать больше. Кое-что новое из книги все-таки узнал: оказывается, Галина Львовна - потомственная большевичка, и ее родители, опытные революционеры, с трудом, используя свой опыт борьбы в прошлом, избежали гибели в период имперского реванша 1930-х годов. Разумеется, это не единственный, но в моих глазах - немаловажный фактор, позволяющий понять такой человеческий и художественный феномен, как Галина Львовна Коновалова.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments