Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

босиком по стерне

Вот и состоялся мой первый выход на историческую сцену Большого театра - церемонию "Золотой маски" поставили таким образом, что основную часть гостей усадили лицом к зрительному залу, превратив его в "декорацию", которая, правда, сработала только в прологе, воспроизводящем кульминационный эпизод "Призрака оперы" с участием иностранных исполнителей, а дальше вносила сумбур и неудобство, награждаемые вынужденно озирались, стоя спиной к сидящим и висящим на ярусах коллегах и к оркестру Павла Клиничева, который за своей наградой (работа дирижера в балете, "Cantus Arcticus") поднимался прямо из ямы. Не сказал бы, что иностранные артисты мюзикла потрясли, и люстра, против ожиданий, не упала - а вот это был бы ход радикальный и уж точно оставшийся в новейшей театральной истории. Да и отсыл к "Призраку оперы" возник неслучайно, не из чисто творческих соображений, но как своего рода арт-подготовка к предстоящей премьере русскоязычной версии мюзикла.

Соображения при распределении наград, да и при выдвижении номинантов, тоже, надо полагать, не во всех случаях связаны с чисто творческим аспектом, но в любой премии главные составляющие - это шоу, тусовка и, конечно, банкет, а кого отметили, кого забыли - не столь существенно и всегда неоднозначно. На сей раз, как ни странно, расклад победителей вызывает меньше всего вопросов - какими-то чудесами дипломатического мышления оба жюри приняли на редкость взвешенные решения, и даже если с некоторым моментами хочется субъективно не согласиться, то их во всяком случае можно рационально объяснить. За три часа награждения глаза у меня на лоб вылезли всего один раз, и то не от ужаса, а от удивления - когда назвали "Ведогонь-театр" и премировали "Вассу" Анатолия Ледуховского: сам я спектакль не видел, но слышал много хорошего, к Анатолию тоже отношусь с искренней человеческой симпатией, просто в предложенном раскладе номинантов решение получилось несколько неожиданным, еще и в практическом смысле - теперь волей-неволей думаешь, что надо бы поехать в Зеленоград и "Вассу" посмотреть. Но почти все прочее, причем как в музыке, там и в драме, я видел и слышал, поэтому при каждом объявлении победителя отмечал для себя: ну да, если выбор и небесспорный, то по крайней мере достойный. В том числе и что касается "Коварства и любви" Додина - если б предпочтение отдали "Врагу народа", что в моем понимании вообще театром называть невозможно и на спектакль не похоже ни по каким признакам - другое дело, но "Коварство и любовь" похоже на спектакль, пускай на мой личный вкус это полное убожество, а в списке номинантов на "большую форму" есть как минимум три выдающихся постановки, но политически, дипломатически Додин - как раз та фигура, которая почти всех в той или иной степени устраивает, примиряет, тогда как любое другое решение вызвало бы кривотолки, а то и скандал. При том что когда лучший режиссер - Туминас ("Евгений Онегин"), лучший актер - Вертков ("Москва-Петушки"), лучшая актриса - Урсуляк ("Добрый человек из Сезуана", а лучшая актерская работа второго плана - Эра Зиганшина ("Литургия Zero"), и по всем этим пунктам спорить если можно, то непросто - возникает невольно вопрос, а чем же тогда, помимо отмеченой сценографии А.Д.Боровского, хороша постановка Додина, не тем ли только, что она поставлена Додиным? Я бы хотел также, чтобы объяснили более внятно, чем так замечателен и неординарен Персеваль, что "Там, за дверью", названный лучшим иностранным спектаклем года (я сам принимал участие в опросе по этой номинации, и мой личный выбор в пользу "Па-де-де с экскаватором" и "Вещи Штифтера" тоже, наверное, у многих вызвал бы недоумение), что "Вишневый сад" с "Отелло", показанные годом ранее, но зато имя громкое и, опять-таки, повышает статус мероприятия: не премия, получается, красит человека, а человек - премию. В случае с "призом критики", год назад подаренным за здорово живешь маргинальному, но высокоидейному питерскому опусу, когда оставалось только гадать, "кто эти критики?", теперь тоже проблем нет: "Идеального мужа" вряд ли можно было отметить каким-то иным приличным способом, не вызывая всяческих подозрений, однако и не отметить совсем нельзя, как ни крути - событие, а с критики какой спрос - на то она и критика. Спецпризы в драме Юрию Бутусову за два спектакля сразу и от души полюбившемуся лично мне со всеми его недостатками новосибирскому "Онегину" - просто "соломоново решение". Жюри во главе с Шапиро тоже следовало бы дать маску, пусть не наградную, так обычную, для использования по прямому назначению.

У меня вообще сложилось ощущение, что в отличие от прошлого года, когда оба жюри (особенно драматическое, фокинское) нарочноудивляли, волновали, возмущали и провоцировали, в этом все стремились к компромиссу. Кое-что в заданном направлении не до конца удалось - "Московская оперетта" аккурат в день вручения премий выступила с заявлением об отказе от дальнейшего участия в "Золотой маске" - ну да каждый пиарится, как умеет, хотя у Оперетты, я считаю, есть все основания чувствовать себя ущемленной. Мюзикл "Граф Орлов" я видел, это, может, и не выдающаяся работа, но всяко достойная, особенно если сравнить с новосибирской "Мессой" и тем более с екатеринбургской "Белой гвардией":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2392230.html

У музыкального жюри хватило совести и такта не вручать премию за лучшую режиссуру в оперетте-мюзикле, но если "Русалочка" - действительно успех безусловный, то в премиях "Мессе" (дирижер и исполнитель) при желании можно отыскать те самые "соображения нетворческого плана", а отсутствие в списке финалистов "Графа Орлова" при подобном раскладе, на мой взгляд, явление ни с чем не сообразное, аргументация же, связанная с невозможностью использования в мюзикле оркестровой фонограммы, просто смехотворна. Можно вдогонку порассуждать о том, за что назвали лучшим балетом "Весну священную" Багановой - вряд ли только за хореографию. Но вот Жолдак и его михайловский "Евгений Онегин", хочется думать - не просто оценка конкретной работы, а некий указатель желательного направления для развития оперы как театрального, а не просто музыкального жанра, где роль музыки любого статуса и качества может быть в соответствии с режиссерским замыслом ограничена прикладным, функциональным аспектом.

Отдельная история с композитором. С композиторами всегда трудно - проблемы и с их количеством, и с качеством произведений. Наградили Кобекина, и если б за "Белую гвардию", у меня бы в ту же минуту взорвался мозг, тем более, что я, так уж вышло, сидел с ним рядом на соседнем стуле, но "Холстомер" - сочинение давнее, сравнительно приличное и еще на что-то похожее, а в талантливой постановке Михаила Кислярова смотрится и звучит совсем неплохо:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2476721.html

Идея задействовать в роли "вручантов" иностранных гостей могла казаться выигрышной в статусном плане, но в режиссерском слегка подпортила действо разного рода мелкими недоразумениями - хотя, с другой стороны, такие недоразумения в случае, когда оборачивались шуточными импровизациями, несколько оживляли трехчасовое мероприятие, под конец которого даже те, кому по возрасту или нездоровью (вроде меня) трудно ходить и стоять, уставали сидеть. Среди дежурных спичей и незапланированных эскапад живостью выделялись весьма немногочисленные выступления. Определенно удалась блестяще выстроенная режиссерски реприза с выходом Туминаса и Максаковой: они должны были вручать премии, но Римасу накануне прооперировали горло и он не мог говорить, так что Максакова, чувствуя себя на сцене Большого по-домашнему (и не преминув напомнить про свою маму), выступила синхронистом и озвучивала его речь, а сам Туминас, временно лишившийся голоса, напоминал сурдопереводчика, хотя по факту роли между ними распределялись противоположным образом - получилось весело. Запомнилась и реплика председателя драматическо-кукольного жюри Адольфа Я.Шапиро, который по поводу собственного своего предложения награждать двоих в одной номинации процитировал кого-то из коллег: "Надо соблюдать законность, мы все по ней истосковались" - с нетерпением жду этой фразы в телеверсии церемонии на православном телеканале "Культура". Самыми же веселыми и одновременно трогательными "подводками" оказались мемуарные монологи Дмитрия Чернякова и Сергея Николаевича. Первый, вручая премии в оперных номинациях, пустился в воспоминания о своем первом, в 13-летнем возрасте, посещении Большого театра, точнее, гастролях Кировского с Темиркановым в Большом, и когда в перечислении способов прохода дошел до возможности дать билетерше рубль на лапу, мое сердце дрогнуло: ведь изменилась только такса (до недавнего времени бабки брали 200, но с тех пор, как над ними установили камеры видеонаблюдения, подняли ставку; и еще столько же, если не больше - на дверях в партер, где камер нет), а вся процедура (несмотря на камеры и прочие технологические новшества) сохранилась в неприкосновенности практически ритуальной, как ее описал Черняков на материале начала 1980-х годов. Эстафету вечера воспоминаний подхватил Николаевич рассказом, как с четвертого яруса, совсем без места, стоя на коленях, смотрел "Анну Каренину" с Майей Плисецкой. Положим, мы с безумной феей могли бы еще и не такое порассказать о том, чем и как живут наши маленькие любители святого искусства, в том числе и с опорой на собственный богатый опыт театрально-музыкального экстрима, и связанного конкретно со спектаклями "Золотой маски" тоже, но моя память в данном случае увела меня в совсем иную область, и на то нашлась важная причина.

Читая перечень награжденных в номинации "за выдающийся вклад и т.д.", где по привычке соседствовали престарелые мэтры и неизвестные московскому полусвету фамилии провинциальных грандов, я, дойдя до последней строчки, сначала ничего не понял - честно. В Ульяновске я очень много лет не бывал и уж конечно "Золотую маску" с ульяновским театром не связывал - на моей памяти, кажется, покойному Ю.С.Копылову вручали "Премию Станиславского", но чтоб спектакль из Ульяновска на "Маску" номинировали - не замечал. Поэтому когда до меня дошло, что в списке лауреатов - та самая Кларина Ивановна Шадько, которую я знаю с детства и которая, по ее собственным словам, знает с детства меня, я испытал чувства непередаваемо сложные. Отчасти чувства мои все же передались и почтенному собранию - номинанты выходили по алфавиту, начиная с Басилашвили (Волчек за наградой не явилась вовсе), и Шадько, соответственно, шла последней. На исходе третьего часа церемонии она выступила с таким пафосно-проникновенным монологом, обращенном к жигулевскому детству и хождению босыми нагами по скошенной стерне - в духе героини Веры Марецкой из фильма "Член правительства" - что на низком старте перед банкетом тусовка пришла в неистовство.

Банкет, не в пример прошлому году, устроили отличный - по случаю 20-летия премии, видимо, а может, как и при голосовании, просто учитывая печальный опыт предыдущих лет: не с говном на зубочистках, а с нормальной едой, чудесными тефтелями (которые теперь следует называть "митболами", но язык не поворачивается), и еду все подносили, так что даже Ольге Корж хватило, благо нашлись среди театральных деятелей такие, кто в православную Страстную Пятницу и на пышном банкете ел исключительно чернику. Пирожных столько наготовили - оставались целые подносы. Заслуженной популярностью пользовались те же, что и на праздновании 20-летия "Золотой маски" в День театра, спонсорские коктейли на коньячной основе, с имбирем в первую очередь. Не выходя из эйфорического состояния, Кларина Ивановна, узнав меня, кинулась на шею, что мне также было чрезвычайно приятно. Не за 80 копеек, как Черняков на Темирканова, а всего за 75 я 13-летним подростком пришел в Ульяновский облдрамтеатр (тогда еще на улице Советской и не имени Гончарова) на спектакль "Медея" по Л.Разумовской, где Шадько играла Старуху, а Ясона - Валерий Шейман (несколькими днями ранее мы его поздравляли с очередной премьерой у Розовского, где он работает уже много лет). Карабкаться на 3-й ярус мне тогда не пришлось - времена стояли на дворе такие, что в партере сидело зрителей немногим больше, чем ходило по сцене актеров (исполнительница роли Медеи после этого эмигрировала в США и работала на часовом заводе сборщицей). Но потом было много других спектаклей, где Кларина Ивановна играла главные роли. Я лучше остального запомнил ее Ивонну из "Ужасных родителей" Кокто, но когда ей сказал, Шадько только отмахнулась - какая Ивонна, у меня после этого пятьдесят ролей уже было. С несколько меньшим энтузиазмом приняла меня нынешний директор ульяновского театра Н.А.Никонорова, хотя когда-то, в бытность свою заведующей местным домом актера, водила меня подростком по барам, о чем я тоже вспоминаю не без удовольствия. Но нынче НатальСанна водит знакомства иного пошиба - она с самим губернатором на дружеской ноге. Ульяновской администрацией, сколько я там жил, всегда руководили дегенераты, но нынешний - какой-то совсем конченый уебок, каждый раз слушая об очередной его "инициативе", я думаю: слава Богу, что вовремя оттуда ноги унес. Но что меня там еще не окончательно забыли и даже, как оказалось, недавно вспоминали во время гастролей ульяновского театра в Израиле, общаясь с моей тель-авивской знакомой, театральной журналисткой Инной Шейхатович - это все равно приятно и льстит моему местечковому тщеславию.

А вообще все это (кроме банкета, разумеется) - фигня. Кто-то снова огорчился, что не получила премию "за вклад" Галина Львовна Коновалова. Я, наоборот, обрадовался, что она не получила. Еще больше, чем радовался в прошлом году, когда Коноваловой не досталась "Золотая маска" за работу в "Пристани". Я не хочу видеть Галину Львовну в одном списке с Басилашвили и Волчек - людьми значительными, но все уже в свое жизни сделавшими и, как саморонично отметил Басилашвили, нынче награждаемыми "за выслугу лет". У Коноваловой творческая жизнь сложилась столь необычайным образом, что к своему звездному часу она пришла годам примерно к 95 - с одной стороны, пожалуй что и чуть поздновато, а с другой - ну как же здорово, что она сейчас настоящая, а не номинальная, большая звезда, что находится на взлете карьеры, что роль следует за ролью, премьера за премьерой, и книжка недавно опубликована. За "вклад" ее награждать рано - она еще вложит по полной программе, тогда и награждайте! Я это говорю, а мне дают понять: мол, если еще подождать - можно и не дожить. Конечно, можно не дожить. Но разве это вопрос возраста? Я вот вряд ли до следующей "Золотой маски" доживу. Да и за будущее "Золотой маски", учитывая разные обстоятельства, не поручился бы. Но вот за Галину Львовну я почему-то волнуюсь меньше всего. И потом, старость - это когда за тридцать, за сорок, а когда под стольник - это уже что-то другое, там заканчивается арифметика и начинается астрономия. Жизнь - штука утомительная и по большей части малоприятная, но ближе к ста годам к ней, наверное, привыкаешь настолько, что уже и помирать не надо. Ежели все-таки быть "Золотой маске" через год, то хотелось бы Галину Львовну Коновалову увидеть не в секции почетных пенсионеров, а в одной номинации, скажем, с Инной Сухорецкой, Надеждой Лумповой и Юлией Пересильд. И еще не факт, что Коновалова победит - надо посмотреть, что за работа, Галина Львовна в скидках на возраст не нуждается, пускай все будет по-честному. Хотя, если по-честному, в прошлом году все-таки лучшей женской ролью в драме была ее Артистка императорских театров из "Благосклонного участия".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments