Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Оранго" и 4-я симфония Шостаковича, Лондонский оркестр "Филармония" в БЗК, дир. Эса-Пекка Салонен

Шостакович и Ростропович рифмуются не только фонетически, но и во множестве других аспектов - вполне естественно, что один из концертов фестиваля Ростроповича был посвящен Шостаковичу полностью. Накануне оркестр Салонена играл 3-ю симфонию Бетховена и 5-ю Сибелиуса - кого-то восхитил, а кого-то удручил, мы не ходили и, может быть, напрасно. Потому что 4-я симонию Шостаковича оркестр исполнил безупречно, и при этом настолько свежо, будто прошла мировая премьера, во всяком случае, для меня Салонен заново ее открыл. 4-я номинально - ранняя симфония, но стилистически узнаваема сходу только первая часть, а уже во второй отчетливо слышно предвосхищение позднейших симфоний Шостаковича - 11-й и даже 15-й. В третьей, финальной, дирижер вдумчиво и осторожно обозначил контрасты, изысканно поиграл с маршевыми и вальсовыми ритмами. Но все равно это вещь почти хрестоматийная, а к программе привлекала особое внимание премьера неизвестной оперы Шостаковича. Понятно, что никакой "неизвестной оперы" у Шостаковича быть не может. "Оранго" - это обрывочный набросок пролога, обнаруженный в музейных архивах десять лет назад, реконструированный, оркестрованный и представленный сначала в США, затем в других частях цивилизованного мира, и теперь вот в Москве, в присутствии Ирины и Максима Шостаковичей. Опера задумывалась в начале 1930-х, в основе - либретто А.Н.Толстого в характерном скорее для 1920-х годов духе: главный герой - помесь человека и обезьяны Оранго (несмотря на запрет, французский ученый пересадил обезьяне "мужские яйцеклетки", как выразился знатный музыковед С.Бэлза, которому самому следовало бы что-нибудь пересадить), воинствующий антикоммунист (обезьяна, что возьмешь), не добившийся успеха у любимой женщины (дочери своего благодетеля-ученого) и проданный в цирк. Сохранившийся пролог как раз и происходит в цирке, то есть по факту представляет из себя не несущий сюжета дивертисмент, а вся основная предыстория гастролера Оранго так и не была Шостаковичем решена через музыку. Эстетика и стиль те же, что в "Болте" (откуда Шостакович брал готовый материал для "Оранго"), в "Светлом ручье", в "Золотом веке", в "Носе": все от начала до конца построено на музыкальном гротеске, кричащем, остром и достаточно (на мой вкус) плоском, лирические эпизоды (вроде медленного танца Наташи) тоже шаржированы, и в целом все это - буффоната, эксцентрика, сатирическая пародия, что приедается, на самом деле, очень быстро. Однако один раз как факт послушать, несомненно, стоило. Тем более, что не только превосходный оркестр, но и солисты, в основном приглашенные, иноязычные (Салли Сильвер – сопрано, Аллан Клейтон – тенор, Стивен Пейдж – баритон, Генри Ваддингтон – бас-баритон), отлично справились с задачей представить сей раритет. От певцов, впрочем, здесь требуется не столько выдающийся вокал, сколько точное попадание в стилистику, и с этим проблем не было ни у кого.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments