Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Князь Игорь" А.Бородина, "Метрополитен-опера", реж. Дмитрий Черняков, дир. Джанандреа Нозеда

Когда в октябре я увидел возле "Метрополитен-опера" афишу с Абдразаковым посреди макового поля, то подумал - это просто эксклюзивный дизайн для постера, потому что очень трудно на сцене такое представить. Но все сделали, как обещали - знойная Анита Рачвелишвили-Кончаковна (которую "Метрополитен" на следующий сезон обещает задействовать в "Кармен") в превосходном дуэте с Семишкуром-Владимиром (а Семишкур не всегда бывает в форме), и Абдразаков-Игорь и с Штефаном Коцаном-Кончаком (который местами неприятно похрипывал, хотя внешне образ очень колоритный), а вокруг - 12 000 искусственных цветов, которые даже на киноэкране производят сильное впечатление; хору места не осталось, он в ложах, зато появляется и Ярославна (Оксана Дыка, по-моему - вообще лучшая исполнительская работа в этом спектакле). Правда, черно-белые видеовставки дают понять, что Игорь ранен, контужен и находится в полубессознательном состоянии, и все, что он видит на поле, да и само маковое поле - греза под морфином. Картинка чересчур нарочитая, эстетская - но яркая, эффектная, ничего не скажешь. Танцы, правда, даже для галлюцинаций контуженного совсем нелепые, не говоря уже о том, что пляшут в маках негры и китайцы, но для американцев расовая принадлежность не так маркирована - точно как и поклонников "Семнадцати мгновений весны" не смущаает, когда в гестапо служат евреи. Кстати, представляю еврейских бабок, убегающих из "Метрополитен-опера" (а русскоговорящие еврейки на русскоязычных операх там, как я убедился, составляют активное большинство) с воплями: "надругались над великым русскым композитором!" У меня же в связи со сценой на маковой поле возник в памяти 3-й акт "Горя от ума" Туминаса, лучший драматический спектакль текущего московского театрального репертуара - там режиссер почти отказался от текста, а толпу персонажей заменил кучкой бессловесных фриков и картонными муляжами, вместо этого предложив развернутую ансамблевую пантомиму - Черняков, понятно, не может отказаться в оперной постановке от музыки, но отказывается от хора на сцене, минимизирует хореографию, а Игоря, в соответствии с его статусом заглавного героя, ставит в центр и все действие выстраивает вокруг него, от него и исключительно про него.

Начало 20-го века, а может и конец 19-го - любимое Черняковым время, так что привязывать действие спектакля можно и к Первой мировой, и к интервенции на Балканах: мало ли когда и на кого русские нападали? Адекватная работа дирижера - очень аккуратная, очищенная от имперско-милитаристского пафоса, но тут есть побочный эффект: в таком виде музыка "Князя Игоря", даже перемонтированная для большей связности эпизодов, кажется ужасно занудной. Лишний раз вспомнишь Юрия Петровича Любимова и как он был прав в своем решении максимально сократить оперу, придать действию динамики:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2583658.html

Сходство взглядов и идей налицо, да дело и не в совпадении личных точек зрения, а в том, что идеи эти носятся в воздухе: русская военная агрессия всегда оборачивается в конечном счете против самих же русских. Да и не только военная - любая агрессия: князь Галицкий (персонаж Михаила Петренко - несколько карикатурный, но совершенно феерический подонок, беспрестанно вытирающий потные ручки носовым платком) погибает в конце 2-го акта, когда в ответ на нападение Игоря на русских валятся бомбы, рушится потолок - я, правда, в суматохе не разобрал, погиб Галицкий от рук своих же подельников по мятежу против Ярославны или от шального вражеского снаряда - ну да неважно. Впрочем, Чернякова больше волнует внутренняя драма Игоря, заявляя уже в эпиграфе: уход на войну - способ убежать от себя. А историософию на нее он накручивает попутно, между делом.

Однако, даром что Любимов старше Чернякова в три раза, и режиссура любимовская гораздо радикальнее и концептуально, и по набору формальных средств. Подходы Чернякова, и в целом, и в конкретных приемах, большим разнообразием не различаются (вплоть до стремления точно распределить внутреннюю хронологию, и в "Князе Игоре" то же самое: титры "поздним вечером", "следующим утром" и т.п.), а главное, у него всегда герой погружен в себя сам становится причиной бед своих и окружающих. Как ни странно, постановка Юрия Александрова в "Новой опере" ставит ту же проблему гораздо острее, более прямо, отчетливо и решительно. Другое дело, что у Александрова вкуса нет, потому из его благих затей выходит непременно что-нибудь уродское:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1980803.html

У Чернякова со вкусом порядок, зато фантазии не всегда хватает, чтоб свести с концы с концами. Потому что нелогично, к примеру: если весь эпизод в половецком стане - видения контуженого, то откуда берется Кончаковна в последнем акте, уже вполне реальном, когда князь оклемался и добрался до дома? Помимо заглавного героя, особый вес в постановке получают такие второстепенные действующие лица, как Скула и Ерошка - Владимир Огновенко и Андрей Попов. Попов мне никогда не нравился (я его много слышал живьем), а
Огновенко меня поразил, поскольку он старый и его голос звучит не особенно хорошо (его я слышал тоже и непосредственно в "Метрополитен", и в московских концертах), и поразил тем более, что оба эти персонажа у Чернякова - не гудошники, а генералы, которые вместо того, чтоб выступить в поход, предпочитают остаться в тылу и пировать, но после разрушения Путивля оказываются нищими на свалке, однако едва начинается какое-то подобие "возрождения", сразу оказываются в первых рядах, отрекаются от своего благодетеля Галицкого. Если бы подобным образом вели себя в финале не только пара мерзавцев, но все русские - вот это был бы мощный и абсолютно точной вывод из сказанного. Однако у Чернякова русские и Игорь, пережившие очередную военную катастрофу, начинают что-то делать, шевелиться, прибираться... Режиссер, уж не знаю, насколько всерьез, рассчитывает, будто русские, по заслугам получив пизды, одумаются и вместо того, чтоб снова нападать на соседей, начнут разгребать собственное говно - в этом плане наигранный исторический оптимизм Чернякова неубедителен и неуместен.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments