Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

человек, который хотел украсть Колизей (неаполитанские песни)


Посещение Помпей я для себя рассматривал как "визит вежливости" - галочку поставить вроде необходимо, но настоящего любопытства я не испытывал, при том что не побывать нельзя. Дошел в одну сторону до гигантского амфитеатра и большой палестры, в другую - до некрополя. В некрополе ровным счетом ничего занимательного нет, вход в палестру закрыт, а в амфитеатр пройти можно - когда я вполз туда, трое франкоговорящих подростков перебрасывались шишкой, а шишки на юге Италии размером почти что с ананас, и не дожидаясь, пока заезжие юные шишкоболы залепят мне пробеж ушей, я пополз обратно, к главным туристическим объектам: "домику трагического поэта", "домику фавна" и т.д. Поглазел на фрески в Лупанарии - хотя главные подлинники видел потом в археологическом музее. Отыскал древнюю надпись "осторожно, злая собака" - есть в Помпеях и такой аттракцион, а также полно собак, но они не злые, а напротив, чересчур навязчивые, огромные, прикормленные школьниками-экскурсантами. Сбил себе окончательно ноги - Помпеи, хоть и развалины, а по размерам вполне себе город, но многие "улицы" перекрыты, что на карте-схеме не отмечено, так что трудно ориентироваться: хочешь сократить путь, утыкаешься в забор и ползешь обратно. Огромное количество школьных групп, и мне постоянно попадались французские - почему, интересно, и, о ужас, что же тогда творится летом, если в феврале, самом спокойном для Италии времени, на развалинах аншлаги?

Но потом о Помпеях я вспоминал как об отрадном уголке тишины. Неаполь, при всем своем цивилизационном и историческом своеобразии и несмотря на несколько интересных музеев - гнусная помойка. Отель La pace на вид казался более-менее терпимым, но интернет не работал, на завтраках не давали ни сока, ни сыра (говорили - "завтра", и так три дня подряд!). В первый вечер я вышел на улицу в нормальную погоду, попал под ливень и насквозь промок. По дорогам ходить невозможно - темные, скользкие, неровный, и их главная особенность - сумасшедшие мотоциклисты в нереальных количествах. Тротуаров почти нигде нет, вместо них - огороженное железками пространство якобы для пешеходов, но полностью заставленное припаркованными мотоциклами, идти приходится по проезжей части, а там такое творится, что не в сказке сказать, но местные старухи и дети лихо от мотоциклов уворачиваются, а я уж думал - жив не останусь. И вот по этим тропам под дождем впотьмах я пробирался обратно. Какая-то совсем юная девушка лет шестнадцати взялась меня любезно проводить - и, конечно, проводила не туда: мне такого рода "любезность" уже была знакома по Баку, но и Баку - Европа в сравнении с Неаполем, где шкеты лет по десять - туда же, несутся не глядя на мотороллерах. Девушка - спросила, как зовут (в южных приморских городах это обычное дело, и неважно, Баку или Неаполь; а в Риге вот не спросят - зато и не попробуют наебать при любом удобном случае). Хорошо еще не холодно (провожатая говорила - холодно, а я ей - в Москве холоднее, но она, кажется, не поняла, итальянцы вообще считают знание даже самого элементарного разговорного английского ненужным придатком до тех пор, пока не поедут в Америку устраиваться). Кое как добрался - pace, pace, mio Dio! В номере трубы засорились и текут, краны хлещут фонтанами, вайфай не подключается, хотя номинально должен быть (в римской гостиницы через пень-колоду, но кое-как ловился). Стал от нечего делать листать каналы по телевизору. Их сотни, но разнообразие невелико: телемаркеты; кино - два фильма с Тото, местным уроженцем, здесь же, в неаполитанском Некрополе, похороненном, как и Карузо, причем это были два разных канала и два разных фильма, один цветной, другой черно-белый, и оба мне неизвестные, хотя те картины, которые с Тото показывали в советское время, я помню прекрасно, а недавно открыл его в новом качестве как участника пазолиниевской короткометражки из альманаха "Ведьмы"; примерно четверть каналов - про спорт, специализированных, и все местные новости, про олимпиаду, на которую ухнули последние русские денежки, оставшиеся после строительства главным патриотом особняков на бездуховном западе, в Италии и не упоминают вовсе; новости политические - и подавно, единственая международная - Ширли Темпл умерла, а так - все больше про итальяно-швейцарские отношения и бесконечно - про то, что вместе с американцами поймали кучку наркоторговцев-мафиози, не в Неаполе, но шуму все равно много; музыкальные каналы - по формату очень похожи на Ру.тв, только контент еще более местечковый, вплоть до какой-то итальянской версии ВИА "Верасы" - целый концерт, и бабульки с дедами танцуют под них медляки; а на одном музыкальном канале толстый мужик в кепке пел про Папу Франциска и клип сопровождался кадрами хроники папской жизни - сперва я решил, что это какая-то сатира, потому что выглядел клип примерно как если бы Стас Михайлов пел "порву за Кирилла" на мелодию "О соле мио", и даже для России такой слишком, а об Италии хочется думать лучше; но потом я прикинул, что как бы решительно итальянские интеллектуалы-леваки не выступали против церкви, а целевую аудиторию телеканалов составляют явно не они, простые же итальянцы издевательства над Папой в столь убогой форме вряд ли одобрили бы - хотя если это так Папу воспевают, то я, да и он, наверное, тоже, отдает предпочтение издевательствам; допереключался до клипа группы "Серебро" на английской языке, количество пролистанных каналов приближалось к трем сотням и конца не предвиделось. Я сломался.

За час-полтора шатаний по Неаполю в первый вечер я, помимо того, что успел зайти в кафедральный собор и промокнуть, еще и купил бутылку розовой "Слезы Христа" всего за три евро, которую в процессе обсушки решил выпить, для чего обратился к работникам ночлежки с просьбой открыть ее для меня. Заведение не переставало ни на минуту удивлять - так, например, работники отеля курили и за стойкой, и прямо в коридорах между делом, но это ладно. После моей жалобы на отсутствие вай-фая в номере прислали слесаря-электрика, который крутил коробку над дверью отверткой, ругался и в его ругани что-то слышалось родное. А когда я поинтересовался насчет штопора, портье крикнул Алессио, прибежал тот самый Алессио с руками, как у кочегара, убежал, вернулся и стал той же отверткой, что починял интернет, вкручивать шуруп в пробку, а потом тащить его оттуда плоскогубцами - тут я безошибочно определил, что это русский и закричал: "А штопора нету?", и тот, ничуть не удивляясь, говорит: "Да откуда штопор, это ж такой народ, хуже цыган, он за два рубля удавится, я ему говорю - налей, а он..." С третьего раза пробку он вытащил, но пребывая в шоке от пережитого, я еще не знал, что в справедливости столь резкой оценки местного населения вообще и персонала гостницы в особенности мне еще предстоит убедиться в более чем полной мере.

На следующий день хотел с утра отправиться по музеям и начать с Каподимонте, а последний день поплыть до Капри. Заранее купил проездной-унико на день, но предусмотрительно не стал пробивать - решил посмотреть, что будет, и мудро поступил. На следующей же остановке вошла бригада контролеров, четыре дядьки, в мою сторону и не посмотрели, а сразу стали приставать к бабью, выбирая по физиономиям приезжее. Те возмущенно орали, контролеры орали в ответ. Одна тетка, едва контролеры вышли, продолжая орать, демонстративно порвала квитанцию и выбросила в окошко на головы мотоциклистам, как раз в тот момент объезжавшим автобус по встречке. Поскольку на следующее утро мизансцена, не считая рваной бумажки, повторилась (бригада, бабы, крики), я понял, что это все для Неаполя нормально и привычно. Как, видимо, и то, что добравшись до галереи в палаццо Каподимонте, я обнаружил, что она закрыта. Мне сказали - приходите завтра, а почему она закрыта сегодня, среди недели, не в выходной, не в праздник - объяснять излишне: это Неаполь. Пока я дотелепался на автобусе до метро (куда меня местные полицейские любезно проводили и совершенно бесплатно - проездной в результате я сэкономил для следующего дня), прошло столько времени, что я решил: сплаваю лучше на Капри сразу, а по музеям, раз у обещали открыть Каподимонте, на следующий день пойду.

Доехал до порта. Там в кассе катеров с меня взяли 20 евро за билет в один конец - ну ладно, думаю, катера нынче дороги везде, а тут все-таки целая поездка. Хотел купить сразу обратно - не продали, сказали, только на Капри можно, но с этим мне, считай, повезло - о чем я узнал впоследствии. И до отправления еще долго... Ну ладно, пока обежал вокруг Анжуйского замка - уже и пора отчаливать. Пустой катер, дождь начался, волны... Сначала обстановка меня забавляло: мужик с негритянкой плыл - так блевал, что его бабенка не успевала пакеты таскать. Думаю: хорошо, что я выносливый - ага, вынесет все, что Господь ни пошлет. Последний раз меня конкретно укачивало 25 лет назад, когда мы с мамой летели в Тбилиси, но даже и в тот раз по малолетству я не испытал ничего подобного. Конечно, я выдержал и не блеванул, но этот триумф воли дался мне дорогой ценой - не раз и не два вспомнил я, как сказал Андрей Житинкин про Марину Зайонц: "это ж надо - пошла в театр за свои деньги и умерла!" Не знаю, какого цвета роже была у меня, когда я выгрузился на берег Капри - по ощущениям скорее сине-зеленая, но плюс к тому у меня онемели руки (!!), а внутри такое происходило, что описать словами невоможно. Полчаса я тупо сидел на лавке, трясся, не понимая, на каком свете нахожусь, и не в силах подняться. Потом волнение в организме слегка улеглось, дождь тем временем тоже прекратился, и я, раз уж приплыл, отправился в разведку. То есть полез в горы. Пешеходные тропы там кое-как организованы, ходят и автобусы, но автобус - западло, тогда вообще ничего не увидишь и не поймешь. Как-то вскарабкался к центру острова. Дорогой попробовал-таки упавший апельсин - в городах не рисковал, но тут, думаю, семь бед, один ответ, да и чистенько вроде кругом. Просто обидно - апельсины и лимоны повсюду валяются, и до жути любопытно, съедобны ли они и насколько. Должен сказать - не особенно, хотя на сок сгодились бы, но мякоть перезрелая и зерна крупные. Залез наверх, посидел часа полтора на эспланаде, посмотрел на залив, на окрестности. Т.н. "достопримечательности" Капри, сколь немногочисленные, столь же и сомнительные, разбросаны по всему острову, в основном по берегам, включая и "лазурный грот" - убиваться ради них я не стал, тем более, что после качки меня ноги еще плохо держали. Воздухом курортным подышал - а чем еще заняться на Капри? Может, если приехать в гости к хорошим друзьями и сидеть у них на участке в ожидании, пока перезрелый апельсин или лимон на голову упадет - оно еще и ничего, хотя мне и так было бы скучно. Но без "программы", без информационной подпитки - совершенно невыносимо. И не дожидаясь темноты, поплелся я назад. С грехом пополам спустился к порту, стал выбирать, как плыть. И тут обнаружилось, что вариантов достаточно - за разные деньги. Самый дешевый - пятичасовой паром (но он редко ходит), и стоит 11 евро с копейками. Оттого ли, что обратный путь стоил в два раза дешевле, после хорошего ли воздуха и моциона по острову вверх-вниз, а часть дороги еще и на открытой палубе просидел, или потому, что паром гораздо больше, а значит, и устойчивее катера - но дорога, на полчаса дольше занявшая времени, чем туда, далась мне гораздо меньшими страданиями. С палубы понаблюдал, как садится солнце в залив, расщепляя свет в облаках на плоскости, образующие перевернутую пирамиду - хотя я не любитель подобных красот. Зачем надо было плавать на Капри в принципе - вопрос второй, но мне казалось, что глупо, находясь рядом, не отметиться. Вот в Сорренто я уже не поехал - это то же самое, только не морем, а железной дорогой. Вечером снова чинили неработающий вайфай, а я смотрел телевизор, слышал итальянские ВИА, на "Серебро" больше не наткнулся.

Наутро со второй попытки все-таки попал в Каподимонте, где часть залов, как оказалось, открывают лишь на полчаса дважды в день, потому что сотрудников не хватает. Кроме групп школьников посетитетелей почти не было. При том что коллекция - нормальная по итальянским меркам, все "звезды" на месте, начиная с Рафаэля, его портретов Павла Третьего - аж три штуки, на двух папа один, а на третьем с ним еще две фигуры, и Караваджо - "Бичевание Христа". "Преображение" Беллини, мрачный Мантенья, помпезный Вазари. Изумительные алтарные росписи Виварини. "Даная" и "Магдалина" Тициана, сколько угодно Лотто. Целующиеся младенцы Иисус и Иоанн - полотно Йооса ван Клеве, как я понял, копия с Леонардо. Что меня особенно интересовало - две картины Питера Брейгеля-старшего, чего ни в Риме, ни во Флоренции не найдешь: "Мизантроп" - округлой формы полотно, изображающее то ли равнодушного монаха, то ли просто черствого человека, а может просто уставшего от людской надоедливости и не знающего, как отделаться от цепляющегося сзади существа; "Слепые" - знаменитая аллегория, где вереницей друг за другом идут персонажи, передние уже падают, а задние напирают и валятся следом. Помимо Караччи, Рени и проч., имеется Гойя - портреты Марии-Луизы Испанской и Карла Четвертого с собакой, мраморная Леттиция Бонапарте от Антонио Кановы, Франсуа Жерар (специфика неаполитанского собрания во многом обусловлена сменой династий). Запомнилась некая Артемизия Джентилечи - у нее Юдифь не просто убивает Олоферна, но всаживает в горло нож по рукоятку, и кровь хлещет фонтаном (потом видел еще один вариант во Флоренции). В залах, куда пускают на полчаса строго по сеансам, господствуют Джордано и Рибера. Рибера разнообразный, с натюрмортами, цветочными и рыбными (на одной картине - гигантские черепахи среди прочих морепродуктов), Джордано более монументальный и очень брутальный: "Персей и Андромеда", "Тарквиний и Лукреция". Рядом висят две версии "Аполлона и Марсия" - от Джордано и Риберы, композиционно явно сходные, и повешены специально: мол, найди десять отличий.

Имея на руках проездной по всему городу, я уж решил, что ни на какой Везувий, конечно, не поеду, это просто глупая трата времени, а лучше обойду побольше музеев, что в Неаполе пешком сделать почти невозможно даже очень физически выносливому человеку. Однако менее всего собирался в археологический, представляя себе груду битых черепков. Не учел, где нахожусь: на юге Италии археология - это фантастические древнегреческие (первоначально ведь здесь греки селилилсь) памятники, а также все подлинники из Помпей, которые на своем законном месте давно заменены муляжами. В неаполитанском археологическом музее самая богатая и самая лучшая коллекция античной скульптуры, какую мне только доводилось видеть в жизни: гигантская Урания, незабываемая Артемида Эфесская, сладкая парочка хуястых тираноубийц и т.д. от бюстов до многофигурных композиций, все великолепно - и практически нет посетителей. Изумительные помпейские фрески. Часть памятников сосредоточена в т.н. "секретном кабинете" - ничего нет особенно секретного, просто картинки из лупанария, статуэтки Приапа с фаллосом, размером превышающим туловище, и вообще крылатые фаллосы с бубенцами - глаза разбегаются. Сценки изображены феерические - на одной осел ебет льва, а сзади к ослу пристраивается какое-то крылатое существо. Есть фреска с ебущимися пигмеями - это вообще оборжаться. Забавно, но среди всего этого многообразия не встречается сюжет, который мы сегодня обозначили бы скромно как "поза миссионера": сбоку, сверху, сзади и как угодно - только не так. Понятно, что "миссионеров" в античности не было - но поза-то наверняка была! Или ее не практиковали, или не изображали, считая слишком банальной? Единственный вариант, где она встречается - на фреске "Сатир с козой", хотя, сдается мне, именно с козой так делать не очень удобно, ну не знаю, им там в первом веке было виднее. Любопытно, что по этому поводу говорят ученые специалисты? Помимо "кабинета" и анфилад со скульптурами, само здание, палаццо - тоже памятник и экспонат в себе - больше полутора сотен залов, впрочем, многие закрыты.

Дальше я фуникулером (стоимость входит в проездной "унико") поехал наверх и добрался до замка Сант-Эльмо, где когда-то прятался от русских царевич Алексей, а теперь с крепостных стен - необыкновенная круговая панорама, и внутри - музей современного искусства: до миланского Новеченто далеко, а с удинским собранием и подавно не сравнить. Музей совсем новый, экспозиция еще не до конца сформирована, но концепция примерно понятна: ставка сделана на местных художников 20-го века, хотя в первых залах какие-то листки с автографами Маринетти показывают. Итальянская живопись 20-го века в сравнении с любой другой европейской смотрится невыигрышно, скульптура - получше. Неаполитанцев то же касается. Набор полный - от соцреализма до абстракционизма. Кого-то могут приколоть панно с рабочики, несущими на демонстрацию 1 мая красные серпасто-молоткастые флаги. Меня больше превлекли картины Джанни Пизани - некоторым, пусть отдаленным, сходством с Олегом Целковым. Другой местный умелец явно косит под Фрэнсиса Бэкона, и даже не один. Из скульптур я для себя выделил "Смотрящего человека" Наталино Зулло (металлическая голова, задранная вверх, с "заштопанными" красными стежками веками) и крупные, изящные, очевидно, в ироничном диалоге с ренессансным (микеланджеловым) монументализмом сделанные статуи "Гермафродит" и "Распятие Аполлона Бельведерского".

Чего я совсем не ожидал - обнаружить в монастыре Святого Мартина рядом с замком Сант-Эльмо еще один музей, преогромный, универсальный, хотя в основном специализирующийся на декоративно-прикладном искусстве в самом широком его понимании, вплоть до лодок - кажется, это не модели, а настоящие огромные лодки. Помимо интерьеров монастыря и вида на залив тут показывают и скульптуру, и изощренно выстроенные сюжетные композиции из куколок - я такие видел в разных местах, но в Сант-Мартине они самые большие и сложные.

Вечером снова смотрел телевизор, но на этот раз по Rai-5 транслировали "Мадам Баттарфляй" из Турина. Театр по миру не сказать чтоб гремит, а постановка - и музыкально приличная, насколько позволяет судить запись, и режиссерски достойная, пусть и достаточно банальная современная версия. Действие происходит после второй мировой, о чем напоминает черно-белая кинохроника. Вместо дядюшки-бонзы - сутенер-якудза. Конфликт тут лежит не в цивилизационной плоскости, а скорее в социальной и гендерной. Короче, во всем виноваты богатые белые мужчины, угнетающие женщин третьего мира секс-туристы. Зачем Пинкертон в таком случае притащил в Японию жену - остается неясным. Чио-чио-сан - современная бабенка, в джинсах и маечке, для нее история любви к американцу - не крах традиционных культурных представлений, а просто драма обманутой в лучших чувствах блудницы, так что с собой она кончает без всяких заморочек, выстрелом из пистолета.

В Неаполе без сюрпризов не бывает. Я совсем уж собрался топать на вокзал, как вдруг на выходе с меня потребовали 150 евро. Возмущению моему не было предела, и когда этот народец стал на меня кричать, я, уже успевший понаблюдать за местными обычаями, заорал в ответ на них так, что когда развернулся и ушел, они меня не остановили. Что лишний раз подтвердило - это жулье хотело меня тупо развести и взять еще раз деньги за отель, оплаченный заранее. Кому потом рассказывал об инциденте - никто не удивлялся, говорили: ну да, это Неаполь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments