Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Неопалимая купина" реж. Агнешка Холланд в "35 мм"

В августе я оказался в Праге как раз на годовщину вторжения русских оккупанов. На Вацлавской площади в противоположном конце от закрытого на капремонт Национального музея была развернута небольшая фотовыставка, с крохотной эстрады выступали какие-то музыканты, о поводе напоминали через мегафон и стояла кучка зевак. А повсюду вокруг, не обращая внимания на описанное действо (да и мудрено обратить, слишком незаметное), бродили толпы, целые полчища русских туристов. Готов присягнуть на Библии - ни один русский в этой толпе не чувствовал не то что личной вины за нападение на Чехословакию в 1968-м, но и не считал чехов пострадавшими. Ну да что могут чувствовать животные - об этом и говорить не стоит. В фильме Агнешки Холланд о русских иногда упоминается, но в кадре они возникают мало, в игровых эпизодах (а документальной хроникой режиссер не злоупотребляет), самый яркий момент, связанный с ними - когда главная героиня, женщина-адвокат, приходит к депутату Вилему Новому с повесткой в суд, потому что иным способом повестку ему передать невозможно, а у чешского депутата в гостях - оккупанты-военные пьют водку и шампанское из горла, ну как обычно. В остальном же кино - не о русских, а о том, как трудно, практически не возможно, живя бок о бок со зверьем, самому не оскотиниться - умереть легче.

С большом сожалением я пропустил единственный сеанс предыдущего фильма Холланд "В темноте" на прошлом фестивале польского кино, но уж очень он неудобно стоял, в рамках ночного нон-стопа, часть программы которого я уже видел - хотя, конечно, надо было заставить себя собраться. "Неопалимая купина" в оригинале - мини-сериал, но само собой, увидеть фильм в эфире русскоязычного ТВ нет ни малейшей надежды - скорее луна и солнце одновременно взойдут на небе, а единственный спецпоказ киноверсии снова устроили в неудобное время, среди тяжелого воскресного дня, но тут уж я себе воли не дал. Тем более, что тогда же, в августе, я побывал и на могиле Яна Палаха, которая сейчас, разумеется, выглядит совсем не так, как в картине, посвященной событиям 1969 года, это вообще другая могила. Эпический размах "Неопалимой купины" не бросается в глаза, поскольку панорамное изображение оккупированной русскими коммуно-фашистами Чехословакии умело упаковано Агнешкой Холланд в захватывающий "судебный триллер" - специфический жанр, довольно популярный в западном кино. В центре событий - процесс по иску матери погибшего Яна Палаха о защите чести и достоинства к депутату-коммунисту Вилему Новому, заявившему, что Палах действовал по сговору и вообще собирался инсценировать самоссожжение с помощью т.н. "холодого огня", а жидкость без его ведома подменили на горючее. В нелепые измышления, очевидно подброшенные депутату товарищами из православного гестапо, не верит никто - не только патриоты, но и хоть сколько-нибудь вменяемые коллаборационисты. Так что адвокату предстоит не столько убеждать суд в своей правоте (она и без того известна), сколько атаковать ветряные мельницы, не имея ни малейшей надежды на победу.

"Неопалимая купина" - не политическое, но экзистенциалистское кино, и вынесенный в название библейский образ особенно уместен, коль скоро режиссер - из Польши, пусть фильм и на материале другой страны сделан. Чехи - тоже, понятно, христиане, но в современной Чехии вряд ли можно говорить о чем-то в религиозных категориях, а у поляков, о чем бы они не говорили, по другому и при всем желании не получается - в польском кинематографе масса "антиклерикальных" произведений, в каждом из которых больше живой веры, чем во всех православно-фашистских агитках вместе взятых. Не говоря уже об уровне профессионализма - "Неопалимая купина" сделана мастерски. Однако заглавный символ - не просто ветхозаветная метафора, это ведь зримое воплощение Святого Духа, вечный призыв к народу освободиться от плена. В данном конкретном случае речь не просто о русских захватчиках, прежде всего следует выпутаться из пелены иллюзий.

Вторжение русских в 1968 году называется "оккупацией", но русские оккупировали Европу еще в середине 40-х годов под предлогом т.н. "освобождения". И события августа 1968-го - неизбежная расплата цивилизованных народов за то, что в какой-то момент они поверили в добрые намерения злобных и лживых зверей, направляемых расчетливыми своекорыстными надсмотрщиками, когда те, помимо танков, обрушили на европейские народы лавину вранья. Героиня-адвокат ведет дело не против оккупантов - не в суде с русскими скотами надо бороться - а с враньем, лицемерием, ими навязанным, но принятым значительной частью народа как нечто неизбежное. И при очевидной простоте глобального внешнего конфликта - скоты они и есть скоты, что еще доказывать - внутренний и частный оказывается для каждого отдельного персонажа не так прост. Адвокату и ее мужу-врачу угрожает крах карьеры, за их домом следят, но она все-таки делает свою работу. А ее более опытный коллега вынужден похитить важнейшие материалы из дела, чтоб отмазать дочку-активистку от преследования гэбистов. Честному следователю, выяснившему подлинные обстоятельства дела Палаха, мало того что дают постоянно противоречивые задания и требуют доказательств то одной версии, то противоположной, так еще и наступают на пятки молодые амбициозные, менее щепетильные сослуживцы. Кому-то за ложь и "сотрудничество" дают повышение - как журналисту, ставшему редактором в обмен на отказ давать показания в суде или учителю, получившему должность директора школы. Остальных преследуют, запугивают. Даже старуха-мать, доведенная до психушки телефонными звонками и подброшенными фото с обгоревшим телом сына, задумывается о том, что сын перед самосожжением с ней не попрощался, и на секунду сомневается, нужен ли кому-то ее иск. А самое примечательное - депутат Вилем Новы тоже не по своей воле выступил с клеветническими заявлениями в адрес Палаха: во время войны он был в Лондоне с законным президентом республики с Масариком, работал на ВВС, и в 1949-м предыдущим поколением оккупантов и коллаборационистов был обвинен в шпионаже, пять лет просидел в тюрьме и, приговоренный к казни, остался жить, согласившись сотрудничать с КГБ.

Честный следователь, подневольный депутат-агент и так далее вплоть до несчастной медсестры, которую принуждают давать ложные показания уже не по делу Палаха, а против мужа строптивой юристки - никто не приветствует вторженние русских орд, и линия фронта проходит не между патриотами и идейными коллаборационистами, последних - кот наплакал. Разделительная черта вообще пунктирна, противник иной раз поможет (молоденькая судья, которой втюхали позорное дело против воли - никто не хотел его брать - под угрозой перевода в моравскую глухомань, способствует тому, чтоб депутат Новы получил повестку в суд), а друг при случае предаст (как выкравший тюремное дело Нового ради дочери юрист). Просто одни действуют из инстинкта самосохранения и по привычке, по долгу службы, не задумываясь или задумываясь, но делая выбор в пользу опять-таки самосохранения (та самая "банальность зла", о которой любят талдычить вслед за Ханной Арендт западные интеллектуалы, не понимая, что это вообще такое, поскольку с реальным злом не сталкивались никогда и знают о нем лишь в теории, потому не отличают добра от зла совершенно, и впору уже о "банальности добра" говорить), а другие вопреки ему. При том что несомненно было бы больше пользы, если бы Палах сжег не себя, а какую-нибудь русскую скотину (пусть русских слишком много - важно начать), но тем и отличается человек от животного: русские жгут других, а чехи - себя.

Однако связывая события 1949, 1968-69 и 1989-1990 годов, Агнешка Холланд предпочитает не идти дальше, не напоминать о том, что пока существует Россия, угроза новой агрессии цивилизованному миру, и не только украинцам и латышам, от которых русские не отстанут, но и чехам, и полякам, и всему человечеству остается реальной, а уж под красным флагом или православным крестом придут эти свиньи грабить, убивать, насиловать - потенциальным жертвам вряд ли должно быть важно. Ее "Неопалимая купина" - достойное художественное произведение, но оно никого не способно предостеречь от новой навязанной русскими войны, а напоминание о прошлом снова ничему не учит на будущее, которое уже, между прочим, не за горами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments