Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Типпет, Ламберт, Бридж: "Туманный Альбион" в БЗК, дир. Геннадий Рождественский

Цикл, перенесенный еще из прошлого сезона, в новом был доведен Рождественским до середины, потом вновь прерван, отмененные концерты перенесены, затем перенесены еще раз и допереносились до того, что в итоге Рождественский выступал в пустом (не просто "полупустом", а пустом в буквально смысле) зале консерватории - но какая же, Бог ты мой, красота! Старухи-церберы с железными (это не метафора, отнюдь нет) зубами, которые обычно не дают пройти в партер никому, тут предлагали сами: "садитесь поближе к сцене"; из хоть сколько-нибудь приметных деятелей нашего паноптикума "культурно обделенных" - один только патлатый Илья, которому, видать, совсем некуда было пойти. Все это возродило во мне подростковые впечатления от симфонических концертов в ульяновском Мемцентре, когда Николай Геннадьевич Алексеев (ныне работающий у Темирканова) дирижировал оркестром в присутствии дай Бог полусотни слушателей на многотысячный зал, но с тем же, что и Геннадию Николаевичу присуще, пониманием: музыка звучит ради музыки, а не ради определенного количества праздных уебков. Ощущение My Own Private Idaho сыграло свою роль - такого эмоционального подъема, эйфории, связанной даже не собственно с музыкой, а с обстановкой в целом, я не переживал очень давно.

1-я и 2-я симфонии Типпета, выдвинутого Рождественским в главные герои концертного цикла, разорванного в силу обстоятельств, оставили меня поначалу равнодушными, а 3-я, может и в силу щадящих условий исполнения, но явно не только поэтому, приятно удивила. Двухчастная, но монументальная, без резких контрастов, но динамичная и разноплановая. После первой, более чем получасовой части - такая же по продолжительности вторая, которую сам Рождественский условно разделил еще на три эпизода, во втором и третьем из них солировала сопрано Камерного музыкального театра Татьяна Федотова. Чередование быстрого, медленного и снова быстрого "блюзовых" (при этом атональных) разделов придает второй части симфонии необычайную энергетику, не слишком выпячиваемые цитаты из 9-й симфонии Бетховена (обусловленные, как пояснил Рождественский, тематическим сходством текста Шиллера в бетховенском финале с тем, что поет сопрано у Типпета, насчет близости людей во всем мире и тому подобной хуйни) - все это, и особенно в приближенной к идеалу "формате" исполнения, сыграло свою роль. Широко представленная в партитуре ударная группа, барочные мотивчики, в сочетании с синкопированными ритмами и достаточно жесткой, при всей ее переусложненности, композиционной структурой, удерживали внимание, хотя помимо чисто музыкальных выразительных средств задействованы и дополнительные - в частности, второй дирижер, параллельно с основным, нечетным размером, задающий четный.

Второе отделение оказалось проще, легче, мелодичнее - и чуть скучнее, хотя все равно состояло из произведений, которых я никогда раньше не слышал. "Рио-Гранде" - кантата Константа Ламберта "Рио-Гранде" для солирующего фортепиано, сопрано и хора (за роялем, конечно же, сидела Постникова) - академическими средствами освоенный джазовый формат, в духе рапсодии Гершвина и вскоре, в 1927-м, после нее написанная, чуть менее эффектный, но очень похожий вариант, сопровождавшийся увлекательным рассказом Рождественского о том, что Рио-Гранде португальце изначально назвали озеро, которое приняли за устье реки, и потом топоним прижился несмотря на несоответствие географическим реалиям - в музыкальном же плане обычная, но очень энергичная музыка. Симфоническая поэма Фрэнка Бриджа "Изабелла" (1907) - программное сочинение, отсылающее к поэме Китса, написанной, в свою очередь, по очень известной и хорошо мне памятной новелле из"Декамерона", где флорентийская девушка хранит голову своего убитого ее братьями возлюбленного в горшке с кустом базилика, вещица приторно-мелодичная, но приятная для уха, равно как и последовавшее за ней идилическая, однако и бодрая вместе с тем "История моего сердца" (1915) того же Бриджа по мотивам поэмы Ричарда Джеффриса. Чем Рождественский на исходе третьего часа концерта посчитал невозможным ограничиться и уже вне программы исполнил в собственной оркестровке изящную стилизацию Бриджа "Русский вальс", изначально написанную молодым композитором для фортепианного трио.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments