Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Америка, Америка: Нью-Йорк, Нью-Йорк (5)


Утром предпоследнего, то есть фактически последнего полного дня в Нью-Йорке я подумал: сижу в центре Манхэттена, а кроме Таймс-сквер, Бродвея, Централ-парка с прилегающими музейными районами и Коламбус-авеню с Линкольн-центром за несколько дней ничего и не видел кроме как из окна автомобиля. Поэтому вопреки собственным убеждениям, что для прогулок надо оставлять время, когда музеи закрыты, прямо как встал, так и пошел смотреть окрестности, тем более что с погодой снова повезло и после вечернего дождя, несмотря на похолодание, снова стало сухо и солнечно. Ну не совсем бесцельно, правда, я бродил, а отправился в сторону Ист-Ривер и обратно по конкретным местам. Проходил мимо Рокфеллер-центра - видел променад, упирающийся в искусственный каток (какая-то парочка даже каталась) и возвыщающуюся над ним скульптурную группу; проходил мимо офиса ООН - видел кучки визитеров, саму коробку и ремонт возле нее, как и повсюду в Нью-Йорке (раз уж я в Женеве ездил специально смотреть на Лигу Наций, этот рассадник заразы накануне предыдущей мировой войны, то на ныне действующий в ожидании следующей и подавно стоило глянуть - жуткая коробка, огороженная территория, понатыкано вдоль флажков); проходил мимо Крайслер-билдинг - зашел внутрь, а внутри холл просто крошечный, пусть и отделан роскошно, от потолка до пола с росписями, но площадь маленькая, все пошло в высоту и снаружи он выглядит куда как внушительно вместе со своей знаменитой башенкой; проходил мимо Центрального вокзала - тоже зашел, ну это и вправду сказать грандиозное здание, с внутренними балконами, с расписанным под звездное небо потолком, гигантскими окнами, и надо же, выходя снова на 42-ю улицу, в зале Вандербильда (повсюду Вандербильды эти, и прилегающая к вокзалу авеню тоже носит это имя) обратил внимание, что и тут готовится, как сказал бы наш дорогой друг Феликс, мощный фуршет, расставляют столы, раскладывают цветочные букеты, а объявление предупреждает, что с 5 до 9 вход в эту часть здания будет перекрыт - я каждый день наблюдал подобные приготовления повсеместно, в любом музее (включая музей Марка Твена!), театрах, и других учреждениях, но устраивать торжественный прием средь бела дня на действующей железнодорожной станции, хотя бы и в отгороженном закутке - это у меня совсем плохо в голове укладывается; и наконец от вокзала по левую руку - публичная библиотека, не менее грандиозная, с мраморными лестницами, отделанными деревом потолками - посетителей в читальном зале, где "читают" в основном уже с компьютерным мониторов, намного меньше, чем туристов с фотоаппаратами и путеводителями, и то сказать, посмотреть стоит, а в центральной ротонде на верхнем этаже потолок расписан сценой на сюжет "похищение огня Прометеем" - по-американски внушительно и доходчиво.

Совсем без искусства, однако, нельзя, и во второй половине дня состоялась давно запланированная, долгожданная прогулка по галереям, где за бешеные деньги продают "современное искусство". Удовольствия от этого "искусства" мне хватило меньше чем на час - смотреть на одно- или просто бесцветные квадраты больших размеров, согнутые в круг и заклеенные мастикой пруты, черно-белые фотографии слонов - на то искусство и "современное", что "искусством" называется любое говно. Знаменитый Гогосян оказался закрыт в ожидании планируемого на следующий после нашего отъезда день вернисажа персональной выставки Ричарда Серра, но другая персональная выставка того же автора проходила в соседней галерее - там мы увидели слегка погнутые черные металлические листы, иллюстрирующие "работу художника с пространством". В одном из заведений напротив нашли скульптурное изображение и дублирующий его видеоперформанс "голубого лобстера" - художница средних лет нарядилась ракообразным, с пластиковыми клешнями, маской, ну как на любительский карнавал, и на видео несла какую-то чушь, а в качестве пластиковой статуи, двойника своего персонажа, просто изображала то же самое молча.

После такого вдвойне захотелось вернуться в музей "Метрополитен" и досмотреть выставку Бальтюса, куда я не успел дойти накануне. А заодно и зайти в Лемон-коллешн. Отдельная именная коллекция не входит в общую экспозицию, а по набору как бы дублирует ее в миниатюре, причем включает первоклассные предметы: необычный мужской портрет Рембрандта (Жерар де Лайрес - персонаж непонятного возраста, до того рожа у парня опухшая), превосходные полотна Эль Греко (еще один вариант св. Иеронима - с книжкой, и "Иисус, несущий крест), "Княгиня де Брожиль" Энгра с голубыми складкам платья (прямо сразу в галерею Шилова), "Пара, играющая в карты и служанка" де Хооха (а он, если честно, нравится мне больше Вермеера, и реже встречается, кстати), целая стена произведений Джованни ди Паоло, портрет юноши и "Благовещение" Мемлинга, совсем иначе решенное "Благовещение" Жерара Давида, но не менее прекрасное, в подразделе 19-20 веков - много ван Донгена (а в основном собрании его, кажется, нет или, во всяком случае, мало), "Купающиеся таитянки" Гогена, "Мост Пасси и Эйфелева башня" Шагала 1911 года (при том что Шагала в американских музеях надо искать днем с огнем, не считая виденной мной выставки в Еврейском музее Нью-Йорка).

"Кошки и девочки" Бальтюса - замечательная, очень умно составленная экспозиция, открывающаяся разделом из 40 рисунков цикла "Мицу" совсем юного - 11-летнего! - художника, созданных на берегах Женевского озера, как сказали бы сейчас, "на основе реальных событий": маленький Бальтазар Клоссовски подобрал котенка, назвал его Мицу, заботился о нем, потом кошка пропала, мальчик поплакал - и изобразил все это на бумаге. Дальнейшие разделы относятся уже к зрелым периодам творчества. Большой блок полотен посвящен Терезе Бланшар - как бы племяннице художника, которую он рисовал с 16 лет. Еще одна модель - Шейла Пикеринг, воплощенная в образе "Принцессы котов" 1935 года. К тому же году относиться автопортрет в образе "Короля котов". На полотне "Средиземноморский кот" Бальтюс изображает себя уже буквально в образе кота - в штанах, жилетке и за столом с ножом и вилкой в лапах, но обычно коты на полотнах - это коты настоящие, иногда они присутствуют на портретах девочек, иногда нет, в любом случае девочки занимают больше внимания: юные "нимфетки" (одна из работ датирована 1955-м - годом выхода в свет "Лолиты" Набокова), соединяющие невинность и порочность, в задумчивой мечтательности задирающие ноги, оголяющие бедра, показывающие трусики - что называется, "девственницы-шлюхи".

Непонятно, грустно и как-то глупо, но я так и не дошел в "Метрополитене" до "американского крыла", включяющего что-то около 75 залов. Конечно, я американцев насмотрелся и в других музеях, в том числе нью-йоркском "Уитни", но странно не увидеть их в "Метрополитен", причем совсем. Однако "Метрополитен" официально закрывается в 5.30, а начиная с пяти уже выгоняют из залов - им же надо к очередному фуршету-банкету готовиться. А пока куда-то дойдешь, по дороге двадцать раз заблудишься в залах с индусскими халатами и древнеиранскими камнями, так что безнадежное дело.

Но зато после спектакля, точнее, вечера Хьюстонского балета, культурная программа продолжилась в заведении "The View" на верхнем уровне "Мариотта", расположенного через 46-ю улицу от нашей ночлежки. О заведении я узнал, как ни удивительно, от бабка из Гугенхайма (то й самой, которая лично знала и Соломона, и Пегги, и ее папу вместе с его любовницей): "там в лифте будет кнопка на сорок седьмой этаж в ресторан - так вам туда не надо, вам надо выше, на 48-й". По такому точному указанию мудрено не сыскать место, в котором и нью-йоркские жители пока не все побывали, оно сравнительно недавно открылось. А место - на заглядение. Открытой площадки нет, но окна от пола до потолка описывают круговую панораму, а зона со столиками медленно вращается вокруг буфетного стола, поворачиваясь то к Таймс-сквер, то к Гудзону. Система "буфетная" - платишь фиксированную сумму (за сладкий стол с пирожными и сырами - 21 доллар, за полный - 37 на человека) и жри сколько влезет. Алкоголь, правда, считается отдельно, но как говорят знающие люди, и он намного дешевле, чем в Рокфеллер-центре. Я и выпил-то всего два "Космополитена", второй - еле осилил, и до сих пор удивляюсь: десять лет назад в Лос-Анджелесе "Космополитен" казался мне нектаром, а теперь - ну никакого удовольствия, только разве за компанию. В меня и еды почему-то, при всей моей тренированности, под конец уже совсем мало влезало, до обидного - такие вкусные попались креветки в соусе, и фасоль, и телятина (не хуже чем на банкете в "Метрополитен-опера"), и картошка с макаронами, и овощи свежие, тушеные и какие угодно, а на десертном столе, помимо шикарных чизкейков - свежая клубника, крупная, но по вкусу не парниковая, во всяком случае, не "пластмассовая", вкусная. И все это в комплекте с огнями Нью-Йорка, которые к тому же постоянно меняют ракурс относительно столика. И очень демократичная обстановка, никакого пафоса, не в пример ресторану уровнем ниже. Один минус - работает заведение до полуночи, потом всех выгоняют почти так же решительно, как из закрывающегося музея.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments