Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Америка, Америка: Вашингтон (2)


После того, как конгресс договорился с Обамой и отменили "шатдаун", нам скорректировали планы, в Балтимор мы заехали перед Вашингтоном, а с утра последнего дня в Вашингтоне отправились во вновь открывшиеся федеральные музеи, до этого закрытые несколько недель - успели-таки, слава Богу. Полдевятого открылась библиотека Конгресса - мы сразу туда. Ну смотреть там, правда, нечего особо, кроме интерьеров, колоннады, балкона с застекленным видом на исторический читальный зал и временных выставок, интересных разве что американским школьникам, про гражданскую войну (с минимумом документов, в основном с картинками и цитатами из Уитмена, но с расписанием событий по месяцам) и про индейцев (точнее, про доколумбову Америку и вообще про тогдашние географические представления о мире, с вариантами глобусов Магеллана и других). Что привлекло мое внимание, так это фамилии великих умов, перечисленные на панелях, прилегающих к потолку холла - престранный набор: Моисей, Аристотель, Мольер, Гете, Шекспир, Данте, Бэкон... На выходе у меня снова проверили сумку - в жизни не сталкивался с таким, ну на входе через металлоискатель - ладно, понятно, все-таки госучреждение, библиотека но на выходе из библиотеки Конгресса - вынести я могу, что ли, библию Гуттенберга? Так она под пуленепробиваем стеклом запечатана.

Как раз открылась Национальная галерея, первый день после шатдауна. Что и говорить - роскошное собрание, всего и помногу, за исключением, если я только не пропустил (вот это было бы обидно) Брейгеля-старшего - даже Мемлинг есть, целых два мужских портрета, а до Вашингтона в США мне Мемлинг не попадался, в Нью-Йорке потом уже много раз. Ну а в остальном - что душе угодно. Я начал с Гойи - целый зал его великолепных, один лучше другого, портретов. И Шарденн симпатичный - тоже много. Ватто, Грез, Буше, Фрагонар - не во французских масштабах, но весьма представительно и качественно, Фрагонар так просто высшего сорта - галантные празднества может и нет, а портрет читающей девушки - очень даже. Хороший Энгр и мощный Жан-Луи Давид, портрет Наполеона, второй вариант которого хранится у потомков императора. Констебл, Тернер, Гейнсборо, Рейнольдс - на уровне Тейт Бриттен, особенно Тернер, хотя всего четыре полотна и все на морскую тематику. Тут же поблизости и американские друзья - ставшие за несколько дней почти родными Салли, Копли, и, конечно, Уэст, "Изгнание из рая", прелестное в своем незамутненном пафосе. Что характерно, доминирующий жанр в американских залах - мужские портреты, семейные, редко женские, пейзажи тоже попадаются. Еще один вариант "Мирного королевства" Эдварда Хикса, здесь Пенн с индейцами оттеснен в левую часть картины, а детей среди зверей намного больше, три ребенка и опять дико прикольный лев рядом с буйволом, раз от раза все веселее и веселее. Чтоб понять, что Хикс рисовал не только варианты одной картины, рядом его пейзаж с фермой, но весь первый план на нем занимает стадо коров. Из американцев наиболее самобытные - Икинс, Мэри Кассат встречающаяся и в европейских, и в американских разделах, Уистлер со своими женскими портретами и, конечно, Сарджент, которого меньше, чем можно ожидать, и качество работ сильно уступает бостонскому музею. Последнее, наверное, поколение общепризнанных американских классиков - Доув и Хоппер. Я бы хотел получше узнать творчество Хоппера, в музеях его недостаточно, а увлекает он постепенно, как рассказчик: он передает внутреннее состояние персонажей, это состояние часто связано с ожиданием чего-то или тоской по чему-то (кому-то), герои нередко располагаются у крыльца или окна, как на замечательном "Вечере на Кейп-коде", где изображен мужчина, приманивающий отбежавшую собаку, и женщина, сбоку за ним наблюдающая (1939).

Полный комплект французов рубежа веков, начиная с Коро, хороший Ренуар (в том числе экзотичная "Одалиска"), Моне, прекрасный зал Ван Гога, Гогена и позднего Дега. "Девушка в белом" Ван Гога и его изумительный натюрморт с белыми розами - вне конкуренции, но из двух автопортретов выигрывает гогеновский, на нем художнику 35 лет, но на холсте только голова, лежащая будто на столе или на блюде, как бы с нимбом, обвитая змеями, ну а где змей - там и яблоко, тогда как автопортрет Ван Гога - привычный, хрестоматийный. Несравненные портреты Модильяни и Сутина (причем на одном из портретов Модильяни изображен как раз Сутин), крупные, но скучные фантазийные пейзажи Таможенника, отличная и достаточно обширная серия Тулуз-Лотрека (я для себя отметил не самую заметную в силу размера "Женщину с рюмкой", хотя есть и эффектные полотна на кабаретно-богемные темы). Неплохой, пускай не лучший Редон - "Пандорра" и "Святой Себастьян", великолепный Дега и исключительно подобранное собрание Мэри Кассат. Заметный "Старый музыкант" Эдуарда Мане и, на удивление, всего одна ню Матисса в основном корпусе, еще несколько мелких в новом, современном, но тоже ничего выдающегося.

Богатая временная выставка византийских икон и православной субпродукции (мозаики, атрибутика) из греческих музеев меня мало увлекла, я поспешил в итальянцев, и также не испытывая трепета по отношению особенно к высокому Ренессансу, совершенно обалдел от увиденного. Еще и потому, что в той же Италии (про Россию не говорю, в России такого нету в природе) к Рафаэлю стоит очередь толпой, в знаменитых музеях толкучка, а тут - бесплатно для всех желающих и, к примеру, я минут пять провел в зале Рафаэля один на один с ним, не считая заглядывающих в проем охранников. Но начинается все с самого раннего, с Паоло Венециано и его "Коронации девы". Прелестная "Мадонна с младенцем" Джотто, но Джотто - понятно, а открытие - Джованни ди Паоло, изумительные "Поклонение волхвов", но в еще большей степени "Благовещение", где указанный сюжет не только теологически, но и пластически соединяется с мотивом "Изгнания из рая". Чудесный Доменико Венециано, больших размеров круглое полотно Фра Анжелико и фра Филиппо Липпи "Поклонение волхвов" и отдельно "святые Косьма и Дамиан" Фра Анжелико, правда, не самое выразительное. Главная картина всей вашингтонской арт-коллекции - "Гиневра" Леонардо да Винчи, небольших размеров, и на мой взгляд, не трогающая так, как висящие по соседству портреты юношей Ботичелли, Филиппо Липпи и Перуджино. Ботичеллиевские портреты, его "Поклонение волхвов" выделяются среди стандартного ренессансного набора, хотя с ним тоже все в порядке - шикарный Беллини, занятный Мантенья. Рафаэль экстра-класса, самая знаменитая вещь из собрания - "Мадонна Альба", но лично меня больше привлек портрет длинноволосого юноши "bendo altoviti" (вот не знаю, что такое). Уж на что я спокойно отношусь к Тициану и Тинторетто, но такие полотна, такого уровня - дух захватывает, портреты невероятные, взять хоть тициановский портрет 12-летнего Рануччио Фарнезе, внука Папы Римского. Эль Греко столько сразу не видывал никогда - "Святой Иероним", "Святой Ильдефонс", но главное внимание отвлекает на себя "Лаокоон": языческий герой изображен на фоне средневекового Толедо, выступающего как бы за Трою, да и сам Лаокоон, опутанный змеей, выступает скорее как христианский мученик, рядом - парящие неопознанные фигуры, то ли боги, то ли люди, но неизменно тощие, вытянутые. Портреты Рембрандта тоже хорошие, но важнее - Гольбейн-младший, Кранах-старше, а две картинки Дюрера, "Мадонна с младенцем" и особенно "Лот и его дочери", к "Лоту" я три раза возвращался, чуть не окаменел от восторга. Но того хлеще - "Благовещение Ван Эйка, необычайная вещь, для Ван Эйка довольно больших размеров, часть алтарной росписи, очевидно: у ангела плащ - каждый камушек украшения выписан, а крылышки - радужные! Иероним Босх в Америке присутствует слабо, но в Национальной галерее есть одна вещь, тоже из алтарной росписи - "Смерть и скупой": скупец лежит на смертном одре, в дверь комнаты заглядывает Смерть, а по всей комнате - маленькие демоны, один из полога кровати свешивается, другой, с крысиной мордой, в сундуке с золотом, третий из-под сундука выглядывает, четвертый на балдахине, и всего один ангел за спиной у умирающего. Один портрет Хальса, несколько полотен Рубенса, неинтересные, а "Даниил в пещере со львами" я бы сказал что и уродливый, но очень выигрышно подобраннй Ван Дейк, лучше, чем в любом музее Бельгии, портрет к портрету. Прекрасная "Мадонна с младенцем" Жоржа де ла Тура, наш новый друг Гольциус с аляповатым "Падением мужчины" (Ева с яблоком - и пал мужчина), много отличного Рембрандта. Я только не понял, почему в музейном магазине столько продукции с "Девушкой с жемчужной сережкой" Вермеера - вроде она в другом месте, потом я столкнулся с ней в Нью-Йорке, куда она тоже на время из Европы приехала, а в Вашингтонской галерее - две другие девушки Вермеера, пишущая письмо и в красной шляпе, но обе чудные. На нижнем этажа основного здания собрана в промышленных количествах французская скульптура - Роден, Майоль, Дега, и дополнена немногочисленными картинами того же Дега, Гогена, Моне, Ренуара и почему-то Теодора Жерико.

Это старый, основной корпус, т.н. "восточное здание", а в западное ведет подземный переход с магазинами и кафе, движущимися лентами-дорожками, путь занимает минут десять. Западный корпус - новый и отведен под современное искусство, но корпус огромный, а искусства мало, я даже не про качество, а про количество - пространства неплохи сами по себе, но произведениями не заполнены. На первом этаже - персональная выставка и без того вездесущего Элсворта Келли, он встречался нам в каждом городе, практически в каждом крупном музее, но я так и не понял прелести его мазни. На самом верхнем ярусе, в комнате т.н. "башни" - другая персоналка, некой Келли Джеймс Маршалл, крупные картинки в стиле граффити с красно-черным политическим колоритом, чего и следовало ожидать. Основная коллекция модерн-арта - на третьем этаже, но собрание удивительно скудное, не сказать убогое. Есть скульптурный автопортрет (бюст) Эгона Шиле, немножко неврачных Пикассо и Матисса, даже Родченко в дверях мелькает, неплохой Дюбоффе, действительно отличный Макс Бекман, прежде всего триптих "Аргонавты", два полотна Арчила Горки разных периодов и в разном стиле, поздняя абстракция и более раннее "наивный", напоминающий "розового" Пикассо "Художник и его мать". Скульптуры Джакометти, Арпа (два превосходных барельефа), Бранкузи, вариант чисто фигуративной "Фермы" Миро и одна более узнаваемая его картина, Танги, "Темный знак" Магритта (распространенный в его творчестве мотив: всадница в лесу, перекрываемая полосками стволов). Все это довольно жалкое по вашингтонским стандартам собрание дополняет размещенная отчего то возле лифта на втором этаже футуристическая "Тайная вечера" Сальвадора Дали (1955). Основные имена американского авангарда второй половины 20-го века, разумеется, представлены, но в самом нижнем уровне, там три полотна Ротко (сине-серо-черные, мрачные и унылые), два Поллока, Де Куннинг, Готлиб - ничего опять же выдающегося. И предназначенная для осмотра с разных уровней высоты персональная комната-шахта Александра Калдера, причем не только висюльки (точно такие же и почти что в оригинальную величину продаются в музейном шопе на сувениры), но и фигурки зверюшек, и бюсты из проволоки - довольно разнообразно, забавно, но все равно после немыслимой роскоши основного здания кажется скудным.

Музеев в Вашингтоне много, но слишком разных - я думаю, все самое значительное мы так или иначе увидели, пропустили - ну, значит, так тому и быть. Напоследок зашли еще в музей авиации и космонавтики, он прямо напротив Галереи через т.н. "молл" с плешивым вытоптанным газончиком, где вечерами негритята гоняют мяч. Вход в музей, в отличие от Национальной галереи - как в библиотеку Конгресса, с металлодетекторами, но так же, как в галерее, абсолютно бесплатный (галерея - государственная, а космонавтика входит в систему Смитсоновского института), при том народу - минимум раз в десять больше, целыми стадами ходят, стоят в очереди, чтоб залезть в кабину космического аппарата - я зашел - нечего делать. Если уж есть что интересное - то разделы авиации, посвященные мировым войнам, да макет авианосца (вот на самом авианосце я захотел побывать, и в Нью-Йорке это до некоторой степени удалось осуществить). Ну и с разделом "солнечная система" - незадача. Я снова про Плутон, который в 1930-м "открыли", а в 2006 "закрыли" обратно - тут его в списке символов планет заклеили черным квадратом, а на макете планетарной системы так и оставили, как было - позорище! Говорят, в "советском" отделе выставлены тренировочный скафандр Гагарина и партбилет Леонова - не видел, не искал и не увлекаюсь. Я когда-то в связи с предполагаемым выходом фильма Кары "Королев" (потом он еще несколько лет "выходил", еле-еле вышел) побывал в Калужском музее космонавтики им. Циолковского, тоже там видел скафандры, аппараты - в Вашингтоне, допустим, все масштабнее, на широкую ногу, и за отдельные деньги дают в невесомости повисеть (тоже не пробовал, может и нельзя), но работает он как планетарий. Стыкованные Союз-Аполлон я видел, они свисают с потолка и заметны издалека, а в остальном я мало понимаю. Заглянул больше для галочки, отметился и с чистой совестью вернулся в Нью-Йорк.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments