Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Америка, Америка: Балтимор


Балтимор с самого начала произвел удручающее впечатление - уже тогда, когда мы въезжали в него через жуткие, трущобные районы. Вокруг музея Уолтерса, где у нас была первая остановка, ландшафт поблагообразнее слегка - колонна Вашингтона, красивая церковь и от нее в четыре стороны по 50 метров скверика с неработающими фонтанами, а дальше - снова серость и убожество, может, не трущобного формата, но все равно приятного мало. Музей Уолтерса тоже - не пойми что, затхлый, провинциальный, большой, но ужасно бестолковый. Включает в себя два здания, во втором на трех этажах - искусство стран Азии, но попасть в этот корпус можно только через переход на третьем этаже, индейцы, может, и хороши, но оказались закрыты на "реинсталлейшн". Основное здание, с "ренессансным" двориком внутри, вмещает коллекцию, где сушеный крокодил, ракушки и бабочки с жуками выставлены вперемежку с картинами Гейнсборо и Рейнольдса, а православные иконы - с доспехами средневековых рыцарей. Более-менее интересный этаж - четвертый, верхний, но и там среди всякого мусора надо вылавливать единственный пейзаж Тернера, отнюдь не выдающийся, несколько посредственных Делакруа, Коро, Милле, стандартные Моне-Сислей-Дега-Писсарро, Эдуард Мане - ничего особенного. Как нарочно - было в коллекции два фаюмских портрета, так уехали куда-то на выставку, оставили вместо себя фотографии. Раздел православных икон, как ни странно, любопытен тем, что понемножку содержит не только византийские и русские, но и грузинские, и, что особенно забавно, эфиопские образа 18 века, весьма специфические. Кроме афроправославных, небезынтересны итальянцы, там кое-что можно выловить. Необязательно "зведные имена" - занятный "Миф об Ио" Бартоломео ди Джованни, забавные фрагменты Пьетро да Римини, эксцентричное "Святое семейство" Россо Фьорентино (для 20-го века - в самый раз, а для 1521 года - нечто немыслимое: большие влажные глаза персонажей, размытые контуры, вытянутые суставы), напоминающий полотна Дельво "Идеальный город" Коррадини. Именитые тоже есть - школа Ботичелли, Антонелла да Мессина (изумительная "Дева читающая"), Сантакроче ("Поклонение волхвов"). По части курьезов - французская копия "Моны Лизы" да Винчи и прилагающаяся к двойному портрету некой графини с дочкой кисти Веронезе шкурка хорька в золотой маске, точно такая же у графини на полотне перекинута через руку. Плюс Тьеполо, Рибера, Мурильо ("Вознесение Богоматери"), Джордано - стандартный набор, и надо еще выискивать, выделять более-менее стоящее среди откровенного шлака.

После Уолтерса и окрестностей захотелось либо увидеть "настоящий" Балтимор, либо убедиться, что он с окрестностями весь такой унылый. Еще до прибытия в США был в планах францисканский монастырь, где-то возле Балтимора - почему-то на месте мы о нем вовсе не вспомнили. Пресловутые "Сады Дюпона" на дороге между Филадельфией и Балтимором, напротив, отвергли сознательно. Набережная залива, в который, судя по виду и запаху, недавно опрокинулся мусоровоз (сравнение не мое, но очень точное), в сравнении с Бостоном и даже Салемом - без слез не взглянешь. На противоположном берегу - зеленый холм, где знаменитая крепость, напоминающая о войне с англичанами 1812 года, но мы были там, где океанариум, оттуда крепости не видно. Говорят, океанариум Балтимора - лучший в мире. Но меня акулы и дельфины совсем не волнуют, разве только нарисованные, так что не желая далее любоваться и дышать мусором, мы поспешили в главный художественный музей города. Арт-музей в полном объеме заработает только в 2014, пока что историческое здание на реконструкции, но музей открыт и если Балтимор остался в памяти не только потерянным временем - то благодаря ему. Выдающимся собрания музея не назовешь, но в отдельных разделах, особенно модернистском, что приятно, из немногочисленных произведений почти каждое заслуживает особого внимания. Не исключая и автопортрет Бенджамена Уэста - хоть посмотреть, как он выглядел (а написано с большой любовью к себе, это видно). Вполне вероятно, что коллекция выигрывает как раз в ситуации, когда площадей остается мало и выставляется только самое ценное, но раз уж мы попали именно в такую ситуацию - надо ловить момент. Два Ван Дейка, школы Ботичелли и Веронезе, женские портреты Рейнолдса и Гейнсборо, Шарден, великолепные портреты Тициана (мужской) и Рафаэля (женский, неожиданно суровоый), Гойя тоже ничего. Но модернисты - как на подбор. Пикабиа, Грис, Гончарова (большая работа начала 1920-х - хотя как раз накануне в Москве открылась ее юбилейная выставка в ГТГ, и я пропускаю). Одно-единственное, но неотразимое полотно Клее - "Бродячий цирк" (1937). Джино Северини, Робер Делоне, Мондриан, крупное полотно Танги "Земля и небо", абстрактный сюрреализм Пикассо "Голова. Проект для памятника" (1929), Кандинский и Миро, в том числе шикарный "Портрет № 1" последнего. "Незавершенный мир" Андре Массона (1943), саркастичный "Оратор у стены" Дюбоффе (1945), крошечные "Химеры в горах" Макса Эрнста. Два зала Матисса, очень трогательные, поскольку концептуально их наполняющие работы объединены образом дочери художника Маргариты, которую Матисс лепил и рисовал карандашом и красками, да и сама она рисовала тоже. Матисса имеются и другие работы отдельно от этой тематической коллекции - замечательный женский портрет "Голубые глаза", например, или "Женщина в тюрбане". Боннар-Вюйар, Ренуар-Сезанн, Сера-Синьяк - это все само собой, но даже Ван Гог (пейзаж и натюрморт с ботинками) теряется рядом с необыкновенными полотнами Гогена - "Женщина с манго" и "Виолончелист Шнеклюд", лучшие в этом собрании, при том что даже в "уголке частного коллекционера" (для американских музеев нормально, что некоторые дареные собрания не разбиваются, несмотря на очевидную неравноценность предметов) встречаются рядом Кислинг, Дерен и Марке. А уж в основной экспозиции, где одного только Пикассо - портреты и голубого, и розового периодов, и более поздние, невероятной выразительности вещи, а вместе с Пикассо - и иронично наивная Мари Лорансен, и местная, но примыкающая больше к французам, чем к соотечественникам Мэри Кассат, и шикарные "Натюрморт с большой раковиной" Бекмана да "Цветы в Дрезденском парке" Киршнера, мрачноватый "Сосновый лес 2" Климта и, конечно, мужской портрет Модильяни - да тут и ненароком затесавшегося среди перечисленных гениев Валлотона (которого я встречаю, кажется, впервые за пределами немецкоязычной Европы) недолго зауважать. Выигрышно представлен американский модернизм - работ мало, но хорошие, мне больше остального понравился колоритный "Чемпион по плаванию" Марсдона Хартли. "Звезды" американского искусства второй половины прошлого века подаются вместе с контемпорари артом, причем Энди Уорхолла - целый зал ("Тайная вечера", "Автопортрет", "Электрический стул" и др.), а Поллока, Ротко и де Куннинга - по штучке, не считая еще одного рисунка Поллока, раннего, почти фигуративного, который наряду с графическими листами (по одному на брата) Пикассо, Клее, Матисса и Миро примыкает к целой галерее малоинтересных полотен неизвестного лично мне американского абстракциониста Морриса Луиса. Роберт Раушенберг и Джаспер Джонс соседствуют с авторами, которые не до такой степени на слуху, много открофенного мусора - ну так на то ведь и контемпорари. И все же в арт-музее Балтимора приятная обстановка, малолюдно (при бесплатном входе для всех), развеска удобная, не в пример большинству американских заведений сходного профиля. Однако Балтимор в целом все равно угнетает, ничего тут не поделаешь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments