Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Дубровский" реж. Александр Вартанов ("Окно в Европу")

Честно, до последнего не знал, что это не просто экранизация Пушкина, а современная версия, и еще думал - зачем, ведь двадцать лет назад уже был "традиционный" неплохой "Дубровский" с молодым Михаилом Ефремовым. Сережа Бондарев меня уже в автобусе по дороге до кинотеатра просветил: "Забудь!" Но как забыть - фильм, вышедший, когда я учился в школе и как раз читал "Дубровского", тоже оказался тогда по-своему современным, особенно его телевизионный четырехсерийный вариант, где много придумали сверх Пушкина, ввели дополнительных персонажей и побочные сюжетные линии, связанные с "народным" планом повествования, в пушкинском тексте представленном скупо, что на тот момент вполне явственно соотносилось с актуальной социально-политической обстановкой. Вартанов также объявлен режиссером "телевизионной версии", хотя смотрели мы нормальный полный метр на 123 минуты, и надо ли понимать, что как все чаще бывает, режиссер пожелал остаться неизвестным либо его отстранили от работы над проектом, я не знаю.

В любом случае кино кино оказалось интереснее, чем ожидал. Динамичное, живое, смотрится очень хорошо, а первые полчаса еще и абсолютно убедительны в плане переноса событий пушкинского произведения в наши дни. Дубровский и Троекуров (Александр Мезенцев и Юрий Цурило) - кореша с Афгана, но один устроился по высшему разряду, а другой в своей захудалой Кистеневке пытается заниматься фермерством, закупая технику в кредит под троекуровское поручительство. Случайная ссора, когда отставного полковника Дубровского оскорбляет шестерка Троекурова, кладет конец многолетней армейской дружбе, Троекуров идет на принцип и вместе с продажным чиновником Ганиным (Игорь Гордин) ему удается натравить на Дубровского природнадзор, фермы признают незаконным строительством и обрекают на снос, что сводит Дубровского-старшего в могилу, пока герой Данилы Козловского, Дубровский-младший, ведет образ жизни, который Козловский уже отыграл в "Духлессе". Смерть отца вынуждает его приехать в Кистеневку и возглавить народный бунт против корпорации шкурников - военных, чиновников и ментов. И вот дальше начинаются вопросы, причем как чисто технические, касающиеся деталей "транспонированного" сюжета, так и более общего порядка.

Я не говорю, насколько невзрачно, несмотря на подсвеченные в вульгарной дымке крупные планы Владимира и Марьи Кирилловны (а визуальной пошлятины в картине через край) подана романтическая линия, и насколько невыразительна героиня Клавдии Коршуновой. Тут вообще много лажи - современная Марья Кирилловна не провинциальная барышня, она в Лондоне училась, но при этом осталась прекраснодушной идиоткой, и что самое удивительное, повенчанная против воли, она, как и у Пушкина, считает свою жизнь решенной, что сегодня и для такого типа девицы выглядит до крайности странно, и совсем необязательно так буквально воспроизводить очевидно архаичные сюжетные мотивы. Дубровский ведь не устраивается к Троекурову воспитателем, а под видом выходца из эмигрантской семьи Дефоржа занимает должность финансового директора в афере, разработанной Троекуровым и Ганиным при поддержке губернатора, ганинского дядюшки, и делает это с тем, чтобы сподручнее их разорить и разоблачить, то есть действует скорее как граф Монте-Кристо, пока крестьяне грабят инкассаторов и нападают на ментов, и это удачно придумано - другое дело, что сама подмена Дефоржа (настоящего удается запугать и он в страхе уносит ноги куда подальше) в век фотографий, интернета, электронной почты вряд ли может восприниматься как нечто достоверное, а не просто как сюжетная условность.

Однако "Дубровский", насколько я уловил, рассчитан именно на такое восприятие, в отличие от недавнего мирзоевского "Бориса Годунова", где в условно-современный антураж вписывался аутентичный пушкинский текст, в "Дубровском" литературный оригинал переработан (автор сценария - Михаил Брашинский, который в еще одном фестивальном фильме "Тяжелый случай" выступил как актер, а в прошлом году представлял свою режиссерскую работу - изначально он кинокритик). А какой смысл в такой переработке, если не расчет максимально приблизить старый сюжет к новым реалиям? Но не удается приладить, даже со всем заморочками, классику к современности, чтоб не оставалось сомнений. Прежде всего, помимо образа Марьи Кирилловны и авантюры с Дефоржем, это касается все того же "народа": уж очень трудно поверить, что фермеры в течение достаточно долгого времени
неуловимо партизанят по тверским лесам, да еще в лютую зиму. Но недоумение вызывает и, казалось бы, не составляющий большой загадки персонаж - Ганин. Это самая принципиальная сценарная находка - если малопримечательный князь Верейский у Пушкина возникал под конец, то чиновник Ганин - одна из ключевых фигур, он с самого начала фильма претендует на Машу, причем она его интересует и сама по себе, и как генеральская дочка, на которую можно записывать счета и имущества. Замечательный артист Игорь Гордин, показавший такую тонкую работу в непритязательных "Московских сумерках", здесь, в "Дубровском", играет Ганина слишком окарикатуренным, выбивается из общего более-менее ровного ансамбля, превращает его в какое-то комично-омерзительное чудище, что, по-моему, портит и роль, и фильм в целом, а что особенно досадно, я так и не смог понять, что за зверь это такой, Ганин: любит ли он Машу пусть своеобразной, подлой, но все же искренней любовью, и ради нее совершает преступления, или он законченный подонок, для которого и любовь, и женитьба - лишь средства среди прочих для извлечения выгоды. Ну и, конечно, наличие в России, к тому же провинциальной, независимой прессы, способной показать сравнительно объективно обстановку в "бунтующем" регионе - просто нонсенс, а в "Дубровском" независимая пресса представлена каналом НТВ, между прочим, что уж совсем дико.

Еще больше скеписиса у меня в отношении общей концепции фильма. Очевидно, что авторов волновали (и вдохновляли) протестные события, увлекал генезис народного возмущения, и задумывался фильм, предположу, в обстановке иной, нежели выходит на экраны. Вера в силу праведного народного гнева или, уж во всяком случае, в способность, в возможность пришлых, городских, благополучных и молодых людей поднять, скажем, крестьян против несправедливой системы, даже с поправкой на то, что средства борьбы могут оказаться не вполне гламурными, по всей вероятности, и руководила создателями фильма на уровне разработки замысла. Реализовался же он по факту в истории, где богатенький сынок предпочитает общему делу бабенку, дочку врага народа, и губит всех, кто ему доверился, а сам т.н. "народ" ничего не хочет, кроме как укрыться с награбленным, да не находит, куда бы податься. Среди фермеров-бунтарей типажи разные, от практически уголовников до почти лубочных, сусальных мужиков-бородачей, хранящих исконную нравственность православных земплепашцев, о которой так любят толковать на ток-шоу евреи-интеллигенты. Есть и свой местный юродивый-неформал, паренек в шапке и наушниках, выполняющий, не всегда успешно, как оказалось, функцию курьера при "барине". И то ли авторам действительно не до мелких крестьянских бед, когда на кону мировая революция и борьба с коррумпированной системой, то ли они просто не заморачивались на мелочах, но из "Дубровского", в частности, следует, что организовав и возглавив стихийный протест работяг, просвещенные молодые горожане должны суметь увести бессмысленный и беспощадный русский бунт в направлении цивилизованного гражданского неповиновения преступной власти, не отвлекаясь на личные проблемы, и тогда благодарный народ добровольно и свободно изберет их собственными лидерами. Хотя я был уверен, что Борис Хлебников в своей "Долгой счастливой жизни" уже все об этом точно и доходчиво сказал, полностью раскрыл (и закрыл) тему - а на тебе пожалуйста опять: "здравствуй, Маша, я Дубровский". Поздно, Дубровский.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments