Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Пельмени" реж. Геннадий Островский ("Окно в Европу")

Коллеги по райкинскому "Сатирикону" Тимофей Трибунцев и Артем Осипов играют братьев, один из них, Вова - несостоявшийся бандит и состоявшийся посредственный контрабасист в большом симфоническом оркестре, женатый, с двумя детьми, а второй, Андрей - банкир-гей, сожительствующий с работающим в его же банке бойфрендом иноземного происхождения Алексом (еще один выученик К.Райкина по Школе-студии МХАТ Один Ланд Байрон). С малых лет братья не ладили, причем именно на почве сексуальной ориентации второго, которую первый почему-то никак ему простить не мог и не простил, даже когда умер отец, а мать решила, что дальше жить ей незачем, и чтобы поддержать в старушке желание жить, приходится убеждать ее в том, что она должна готовить свои феноменальные пельмени, которые все так любят, и бабка начинает производить названный продукт в промышленных количествах, а сыновья уже не знают, куда его девать, испытывая в результате "затоваривания" колоссальные трудности, не только бытовые, но и семейные, личные (от брата-музыканта жена ушла, к примеру, носила-носила пельмени вахтеру консерватории - эпизодическая роль Андрея Фомина из "Табакерки" - да так и привязалась к нему), и профессиональные (брат-банкир совсем забросил финансовые дела, только и считает пельменные порции). В роли матери - Татьяна Майст, тоже, между прочим, игравшая гомосексуалиста (мужчину, пожилого) в спектакле "Мармелад" театра "Практика", но хотя поначалу кажется, что гомосексуальный мотив проходит по касательной к основной сюжетной линии, добрая семейная комедия неуклонно движется в направлении жестокой гей-драмы, дорогой все отчетливее приобретая черты откровенного трэша. Пока не находящие общего языка сыновья с трудом утилизуют мамину стряпню (замучившись пристраивать по знакомым и сослуживцам, стараются хранить ее либо закапывать, а то и бросать в канал), за геями охотится серийный убийца-расчленитель. А вдовствующая матушка, похорошевшая и повеселевшая за работой, сходится с немолодым вдовцом Станиславом Сергеевичем, специалистом по военной технике на пенсии. И надо ж такому случится, что именно Станислав Сергеевич оказывается маньяком-гомофобом, причем небескорыстным - убитых геев он перерабатывает на фарш для пельменей, поэтому его не устраивает, что пельмени не продаются, как сочинили братья для мамы, а отправляются прямиком на помойку. Впрочем, бойфренда Андрея убивает, следует сказать сразу точности ради, не маньяк, а родной брат Вова, правда, случайно; Станислав Сергеевич лишь похищает тело из багажника машины, отрезает пальцы и рассылает заказными письмами обоим (почему-то) братьям, а остальное тело опять-таки пропускает через мясорубку. И если брату смерть бойфренда Андрей простить готов - брат же - то за мясорубку Станислав Сергеевич получает отцовский кортик в спину, ну а братья отправляются за убийство ветерана на три года в тюрьму, и по выходе снова на материнской квартире принимаются пельмени лепить. Пельмени - метафора удачная, емкая, но слишком универсальная для такой истории. Можно сказать, что персонажи - как пельмени, и вряд ли это прозвучит комплиментом, а можно заметить философически, что жизнь - это мясорубка, превращающая людей в пельмени, и тоже будет верно, но придает тем же действующим лицам статус трагических героев, бессильно противостоящих судьбе. К сожалению, жанровая эклектика, замешанная на гротеске, путает все дело. В какие-то моменты возникало ощущение, что я по второму разу подряд смотрю "Тяжелый случай" Мурзенко, тем более, что "Пельмени" - питерская история, как и "Тяжелый случай", и это тоже привносит в фильм определенную специфику, его не украшающую. В отличие не только от "Тяжелого случая", но и затрагивающего сходную (в части гомосексуальной подоплеки) проблематику "Зимнего пути", мне исходный замысел "Пельменей" показался достаточно оригинальным, продуктивным, а главное, в основе своей честным. С воплощением вот не задалось. Геннадий Островский - сценарист не из последних, соавтор многих картин Месхиева, и он не то что не справился с собственной драматургией режиссерски, а, видимо, изначально в сценарий хотел вложить слишком много сразу, и потом не нашел в себе сил отказаться от части находок. Вот и получился фарш из семейного юмора и острой социалки; но, правда, смерть гея (персонажу Байрона сначала проткнули гарпуном горло, потом отрезали голову и пальцы, и уже далее пустили на фарш) для русской комедии не помеха, наоборот, целевой аудитории только на радость, даже если автор стремился к обратному и намерения имел самые благодушные.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments