Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Роль" реж. Константин Лопушанский (ММКФ)

Я учился в первом классе, когда по телевизору показывали "Письма мертвого человека", а "Посетитель музея" вышел, когда я уже в старшей школе был. Лопушанский снимает редко, и это одно из немногих его достоинств, если не единственное. Как Сокурова называли продолжателем Тарковского, так и Лопушанского в какой-то момент назвали единомышленником Сокурова, хотя лопушаншина - вполне самодостаточный набор штампов, как и сокуровщина, как и тарковщина, об этом можно было судить уже по "Гадким лебедям":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/682418.html

Другой разговор, что среди трех конкурсных русскоязычных картин "Роль" выделяется по меньше мере масштабом замысла. Да и качеством исполнения, начиная со сценария Павла Финна тридцатилетней, говорят, давности. Заложенная в сценарии идея действительно любопытна: 1923 год, актер-эмигрант Евлахов (Максим Суханов) живет в Выборге (до нападения русских на Финляндию в 1940-м году это финская территория) с женой-финкой, ему поступают приглашения из стран Европы, а он вместо этого нелегально отправляется обратно в Петроград под видом погибшего краскома Плотникова. Для этого он изучил его архив, поработал и над внешним сходством, но иных задач, кроме творческих, Плотников не преследует. Замысел не то чтоб оригинальный и ни на что не похожий - у Набокова аналогичные мотивы возникают сплошь и рядом, от драматургии 1920-х годов до позднейшей прозы, а недавний роман Дмитрия Быкова "Икс" полностью построен на подмене личности, и тоже в связи с гражданской войной. Но в драматургии фильма он кажется искусственным, неубедительным - и при этом воспроизводится без тени иронии, без намека на условность, на игру. Герой-актер выбирает роль как судьбу и играет жизнь как пьесу из интереса и отчасти, видимо, из зависти к театральной практике Николая Евреинова (неслучайно же это имя всплывает за фильм дважды - первый раз в разговоре с женой герой упоминает его прямым тестом и затем, уже в Петрограде, Евлахов видит афишу "Самого главного"), а Евреинов, между прочим, большой был приколист. Тогда как Лопушанский, и это самое главное, что отличает его от настоящего художника, ко всему подходит с тупой серьезностью. Немудрено, что если что-нибудь и есть в фильме помимо самомнения и самодовольства режиссера, то за такого масштаба самодовольством ничего уже не разглядеть, кроме претенциозной черно-белой нудятины. Фальшивый (во всех смыслах) краском Плотников приезжает в Петроград, получает комнату в коммуналке (если на то пошло, то грязные питерские коммуналки - явление чуть более позднее, уплотнение в Петрограде начала 1920-х не было таким лютым, как в Москве, поскольку площади освобождались в связи с отъездом или истреблением прежних жильцов, а претендентов после переселения советского правительства в Москву на них находилось не так уж много поначалу, но это, допустим, ерунда все), заводит роман с истосковавшейся по любви соседкой, встречается с другом по фронту, который вскоре кончает с собой из-за растраты, сталкивается в квартире друга чуть ли не с сами Сталиным (тот с товарищем Артемом посещает товарища Спиридонова, друга Плотникова, но может это и не Сталин вовсе, а какой-нибудь другой партийный кавказец, мало ли, тем более, что все-таки дело происходит в Петрограде), а потом его связник из Выборга попадается с письмом Евлахова к жене, и тогда лже-Плотников уходит из города, его обнаруживают замерзшим где-то в пустоши неподалеку от церковной колокольни и он, обмороженный, бормоча что-то про понимание тайны русской истории, умирает в тюремном вагоне, сказав напоследок: "Занавес". Финал лишь проговаривается за кадром, пока на экране герой Суханова бредет через снега и колокольня виднеется вдали - что наглядно демонстрирует и загадки, и разгадки русской истории. Кроме тайн истории, герой, бывает, зацитирует в трамвае из Мандельштама - ну это понятно, когда доходит до духовности, без декламации высокой поэзии не обойтись, а не у всякого великого режиссера папа поэт, приходится брать чужих. То, что делает в "Роли" Максим Суханов - просто криминал: вместо простой и честной работы - "великий актер в великом фильме", смотрет гадко. Взгляд же режиссера на тайны и загадки русской истории через призму черно-белой псевдоэстетской нудятины ничего не обнаруживает, кроме штампованных представлений как о культуре начала 20-го века, так и о гражданской войне. Можно было хоть сюжет развернуть подробнее, довести роль-судьбу героя до 30-х годов - тогда осознание его обреченности имело бы смысл, или, наоборот, не раскрывать сразу, что краском ненастоящий, а ряженый. Понятно, что это было бы другое кино, но получился бы, глядишь, добротный жанровый фильм, а не пафосная пустышка.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments