Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Село Степанчиково и его обитатели" Ф.Достоевского в Малом театре, реж. Антон Яковлев

В таких случаях принято славословить исполнителю главной роли: какой, мол, грандиозный Бочкарев... Бочкарев не грандиозный, Бочкарев, я бы сказал, небезынтересный местами, особенно когда не заговаривается (впрочем, это общий порок всего ансамбля, от исполнителей главных ролей до крошечных эпизодов). Лучшие свои роли за последние годы актер сыграл в постановках Женовача - сдержанных порой до занудства, но аккуратных, стильных, вдумчивых. У Яковлева, наоборот, все через край, и бочкаревский Фома Фомич на общем степанчиковском фоне порой и в самом деле выглядит светочем мысли, до того все остальные лица откровенно карикатурные фрики. Публика, впрочем, Фоме Фомичу аплодирует не поэтому, а потому, что так приучена: когда на сцене аплодисменты (а по замыслу режиссера обитатели Степанчикова чуть что принимаются хлопать своему любимцу), то надо поддержать, подхватить - рефлекс еще с концерта Стаса Михайлова остался, в Малый ходит та же публка (но не только в Малый, понятно, в любые театры, и в концертные залы, и в музеи, другой публики у нас нет). Но про играющих с планшетами девиц и старух, шелестящих пакетами, всякий раз говорить скучно, у "Степанчикова" Яковлева есть проблемы внутренние и очень, по-моему, серьезные. Антон Яковлев совершает неприятную подмену: вместо настоящей мании величия мелкого человечка - всего лишь актерство, что смотрится выигрышно, но по сути менее интересно. Ну актер, да еще со склонностью режиссировать вокруг себя спектакли, да еще какие шоу - с этого Яковлев и начинает представление, со "сбора труппы" своеобразного, с репетиции приезда Сережи. Крестьяне-просители оснащены музыкальными инструментами, превратились в усадебный оркестрик и сопровождают все действие. Сам Егор Ильич (Низовой) тоже играет на скрипке. Музыкальный лейтмотив спектакля - бетховенский "Сурок". Для максимальной наглядности и доходчивости, на случай, если Бочкарев сыграет чересчур тонко для режиссерской концепции, над персонажами постоянно нависает тряпичная кукла в человеческий рост, с нахлобученной на безлику голову наполеоновской шапкой. В момент кратковременного изгнания Опискина из дома Сережа низвергает куклу, но по возвращении Фомы Фомича водружает обратно на пьедестал, а остальные герои принимаются ходить по кругу с гремящими хоругвями. Сережу, кстати, играет Дривень, неожиданно за пару сезонов пробившийся в премьеры Малого - неужели никто не видит, насколько он ужасен? Глеб Подгородинский в роли Мизинчикова еще более нервный, чем обычно - в сравнении с ним опять-таки Опискин у Бочкарева выходит человеком со стальными нервами. Вообще Яковлев в своем стремлении расставить все точки на свой шесток сам себя обманывает, Опискин в спектакле постоянно обращается к залу с проповедями благочестия, а под занавес бегает по партеру, распевая ненавистного Камаринского с аутентичным текстом, но как ни странно, оказывается благодарному народу настолько близким, понятным и симпатичным (аналогичные проповеди с утра до ночи никто ведь тоже не воспринимает как лицемерие и демагогию, все аплодируют дружно по привычке и там, как Стасу Михайлову), что все воспитательно-просветительские усилия режиссера, и без того жалкие в своей безвкусице, кажутся тем более бесплодными.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments