Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Спящая красавица" П.Чайковского, компания "Нью эдвенчерс" (Лондон), хор. Мэтью Боурн

По музыкальной драматургии "Спящая красавица", и особенно последний ее акт, в гораздо большей степени, чем "Щелкунчик" и "Лебединое озеро", рассчитана или, как сейчас говорят, "заточена" на классический балетный танец, тогда как Мэтью Боурна любят уж точно не за уникальное хореографическое мышление, зато он мастер перелицовывать сюжеты и сочинять на их основе феерические, построенные прежде всего на шоу-пантомиме, красочные представления. Поэтому усложнение характерологии либретто, предпринятое Боурном в "Спящей красавице" - мера во многом вынужденная, иначе в спектакле совсем ничего не происходило бы, не возникло пространства для действия, одним же танцем он не обходится. Отсюда возникает демонический сын феи Карабосс (сама фея, появившись лишь в первой картине в сопровождении двух полуголых мальчиков-демонов, черными мохнатыми штанишками до колен напомнившими "гадких лебедей" из боурнова "Лебединого озера", как скупо сообщают титры, умерла в забвении еще до исполнения зловещего пророчества относительно Авроры), он и становится главной пружиной сюжета, составляя важнейшую вершину придуманного Боурном треугольника: в принцессу Аврору, девушку королевских кровей, влюблен простой садовник, подстригающий розы в дворцовом парке, но злой гений успевает подменить подаренную им любимой красную розу на черную, а через сто лет совершает еще одну подмену, не в силах сам пробудить принцессу, необходимую ему в качестве жертвы для сатанинского обряда, он позволяет садовнику поцеловать ее, а затем берет дело в свои руки. Тут Боурну пришлось придумать, каким образом садовник дотянул сто лет до заветного поцелуя - и на помощь приходит ультрамодный вампирический мотив, в финале первого акта садовник укушен в шею и становится бессмертным. Еще одна неувязка - садовник-то бессмертный, а пробудившаяся принцесса все-таки нет - решается по умолчанию, без проблем и рефлексий, свойственных каким-нибудь "Сумеркам", автоматически и принцесса, и их ребенок обретают накладные крылышки, а с ними и практически вечную, и все-таки очень счастливую жизнь - а ведь развязка в духе "их схоронили в разных могилах там, где старинный вал" прям-таки напрашивалась, и в этом смысле боурново "Лебединое озеро" с трагическим эпилогом, пожалуй, сильнее будет.

"Спящая красавица" очень наивна и по общему замыслу, и по воплощению - от хореографии до декораций и костюмов, но в наив Боурн играет сознательно, и неслучайно так любит обращаться к сказке. При том для современного подхода к мистическим сюжетам свойственна их демифологизация, попытки рационально объяснить чудеса, тогда как Боурн не уходит от сказочности и не ищет волшебству бытовых эквивалентов, но вписывает чудеса в исторический (тоже, впрочем, довольно условный) контекст, и надо признать, фантастика у Боурна ложится на предложенные условия отлично, тем более, что королевские свадьбы для Британии - не сказочная архаика, но элемент повседневной социальной и медийной реальности. В данном случае Боурну даже
не приходится прибегать к обычному для других его постановок хирургическому вмешательству и операциям по перемене пола героев, благо фея Карабос изначально задумана как травести-образ. Кроме того, наивность Боурна подчеркнуто комедийна, иронична по отношению как к заимствованным из поп-культуры стилистическим приемом, так и непосредственно персонажам. Где-то Боурн переходит через край - конвульсии уколовшейся о розу Авроры мне показались не столько драматичными, сколько уродливыми, но в основном вкус и чувство меры ему не отказывают. Как чудесно придумана сцена в дворцовом парке, где дамы и кавалеры между вальсами играют в бадминтон, а заедающий граммофон приходится слегка пинать каблуком. Даже управляемый кукольниками аляповатый пупс, изображающий принцессу во младенчестве сначала и крылатого ребенка счастливой пары под конец, умиляет, а не раздражает. Другое дело, что все это очень предсказуемо: и "черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви"; и своеобразный "квест", который с завязанными глазами проходит окрыленный садовник сто лет спустя в поисках любимой, просидевший весь век в палатке перед запертыми воротами в заросший сад; и эпизод с неудавшимся ритуалом жертвоприношения, решенный а ля "бал вампиров", в "готическом" антураже (как трактует "готику" сегодняшний масскульт, в варианте Нила Геймана и Тима Бертона) - но Боурн приятен именно предсказуемостью, а не оригинальностью, это его делает таким доступным, демократичным и коммерчески успешным. По существу же разобраться если, так 1890 года рождения Аврора в 1911 году заснула хоть и не по доброй воли, но крайне своевременно, забылась незадолго до Первой мировой войны и проспала все ужасы 20-говека, а лучше того, право бы, и не просыпалась, потому что ужасы 21-го века обещают быть еще ужаснее.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment