Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Свадьба Кречинского" А.Сухово-Кобылина в МХТ, реж. Виестурс Мейкшанс

Давно не видел новых работ Янины Колесниченко - одна из любимейших моих актрис Художественного театра в последнее время обделена премьерами. "Свадьба Кречинского" - тоже не премьера, идет с декабря прошлого года, но на момент дневного прогона я уезжал из Москвы, а потом все некогда, как обычно, было. Колесниченко играет карикатурную тетку Анну Антоновну, с пышным накладным бюстом, рыжей халой и полным ртом золотых зубов, с трудом стоящая в туфлях на каблуках, во втором действии заявляющаяся к Кречинскому с цифровой "мыльницей" - это ярко, смешно, хотя и грубо. Вообще в спектакле много по отдельности придумано и сделано интересно, весело, неожиданно - и актерские работы, и сценография. Квартира Муромских - выгородка-коробка, кошмар клаустрофоба, апартаменты Кречинского - наоборот, гигантоманское пространство (может, по Фрейду надо эту гигантоманию антигероя понимать?) с огромной, распахивающейся на видеопроекцию дерева дверью-порталом и невероятных размеров унитазом, куда сам себя смывает Расплюев. Из конструкции то вылезет табло "сцена насилия 16+", то откроется потайная дверца в стене и за ней - холодильник-бар с рядами бутылок "Абсолюта", костюмы постоянно меняются, на Кречинском пальто и пиджак неизменно с красной подкладкой, а Расплюеву идет светло-лиловый длиннополый пиджачок и голубая пара. Кстати, очень трогательный, по-своему тонкий, не лишенный специфической поэзии Расплюев получается у Игоря Хрипунова, но и он кажется человеком обыкновенным рядом с почти инфернальным Федором в исполнении Розы Хайрулинной, наряженной в подобие самурайского костюма и восседающим за опять-таки гигантской бутылью самогона. Зато Нелькин-Александр Усов - нарочито мелкий, так что голова чуть не вываливается из широкого горла не то свитера, не то шарфа крупной вязки - юродствующий пропойца непросыхающий; конечно, Кречинский-Александр Голубев, с иголочки одетый, стильная стрижка, умение себя держать - намного привлекательнее для неопытной девицы. Полуживая Лидочка-Наташа Швец, почти традиционный папаша Муромский-Николай Чиндяйкин, сопровождающий всюду появление Кречинского духовой оркестр с барабанщиком, доносящийся из динамиков шум дождя с грозой и гнущееся видеодерево на заднике-экране, к месту и не к месту всплывающие между реплик припевки "на муромской дорожке" и "было-было-было-было, но прошло, о-о-о, о-о-о", поднимающиеся из-под сцены и утопающие в ней элементы сценографии, в том числе метровые кактусы в кадках, озеленяющие жилище заглавного героя (художник - Рейнис Сухановс, костюмы - Анна Хейнрихсоне), - но я совершенно не понимаю, как одно с другим соотносится и к чему то или иное частное решение в этом переброшенном от фантасмагорического мистицизма Гоголя к бытовойводевильности Чехова мостике привязано. Безусловно, и такой вторичный "прибалтийский" формат, неорганично приживающийся на основной сцене МХТ ("Каренин" на Новой уместнее), смотрится куда симпатичнее моссоветовской хохломы, а Муромский в клетчатой рубашке и штанах с подтяжками навыпуск однозначно более стильный, чем Евгений Юрьевич Стеблов при наклеенных бакенбардах, но осмысленности в версии МХТ, похоже, ничуть не больше.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments