Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Великий мастер" реж. Вонг Кар-Вай в "35 мм"

Казалось, может ли что быть хуже, чем "Август Восьмого" Джаника Файзиева? Но у Файзиева перед Кар-Ваем есть все же одно преимущество: с "Августа Восьмого" легко уйти, что я и сделал (два раза, поскольку предпринимал две попытки просмотра данного опуса) - а как уйти с Кар-Вая? Пришел, так уж сиди, мучайся. И все равно еле-еле досидел до конца, по счастью, фильм оказался короче обещанного, примерно два часа, а не почти два с половиной. К тому же на периоде гражданской войны я заснул и когда проснулся, решил, что коль скоро осталось меньше половины, надо дотерпеть. Даже "Прах времен" не давался мне таким изнурительным трудом:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1207593.html

Всего внутренняя хронология "Великого мастера" охватывает историю Китая с середины 1930-х до начала 1950-х, на ее фоне как бы разворачиваются события, связанные с главными героями, но хронология нарочито путаная (к концу фильма режиссер находит-таки нужным сообщить, с чего все началось - когда уже поздно и тем, кто досидел до финала, без разницы, они свое получили), а события и подавно, не говоря уже про систему персонажей - по меткой формуле "три китайца как один китаец" (в "Моих черничных ночах" хоть лица у актеров человеческие). Наследница клана хранителей знаний о стиле боевых искусств, один стиль, другой стиль, протифостояние южнокитайских стилей севернокитайским, болезни, зависимость от опиума, эмиграция в Гонконг, обезьяна какая-то - врать не буду, я с трудом ориентировался в этой косоглазой карусели, но эти кунгфу-панды определенно были влюблены в друг друга, что совсем уж смешно. С "большой" историей чуть проще, про нее и без Кар-Вая что-то известно, но она проходит по касательной, задевая, конечно, персонажей - при вторжении японцев богатый клан теряет состояние и дом, на войне погибают две дочери героя, причем, как и обо всех действительно важных с точки зрения традиционного нарратива, событиях, об этом режиссер сообщает вскользь, титрами-иероглифами, и что именно случилось с дочерьми, остается загадкой - Кар-Вай ведь не рассказчик, он типа визионер, маг изображения, то есть. Поэтому в центре его внимания - снег, дым, и даже снег с дымом - аляповато-фальшивые, но претендующие на эстетическую самоценность, как ворованная бижутерия на уличном лотке, по этой части Кар-Вай великий мастер. Дыма много, снега еще больше, картинки в саду, где занимался своими боевыми искусствами отец героини, умершей в гонконгской эмиграции в 1953, прямо просятся на стенку между ковриком с лебедями и комодом со слониками. Там между делом еще гражданская война была, но кого это волнует - кар-Вая явно нет, меня и подавно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments