Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Синдром Орфея" по Ж.Кокто и В.Маяковскому, "Види-Лозанн" и "Саундрама", реж. Владимир Панков

Сконструирован "Синдром Орфея" практически по тому же принципу, что и "Город.ОК":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2054380.html

Там, правда, Панков соединял два пространственных образа, здесь - два образа персонифицированных, причем пытаясь обнаружить сходство в разноприродных явлениях и на достаточно разном по жанру и стилю материале. "Город.ОК" был построен на параллелях между условным Глуповым и вполне реальным Нью-Йорком, между фантасмагорической сатирой и иронической историографией; "Синдром Орфея" - между обобщенно-символическим Орфеем из пьесы Жана Кокто и реальным историческим лицом, поэтом Владимиром Маяковским, между вымышленной историей, оформленной в пьесу, и лирическим героем поэзии. Причем, поскольку "Орфей" Кокто пускай и сюрреалистическая, но все же драма, и пускай с не по бытовой логике построенной, но все-таки сюжетом, но именно "Орфей" становится для спектакля основой, позвоночником, а образ Маяковского входит в него как отдельный элемент. Субтильный очкастый Орфей, отстукивающий на машинке, и дородный, рослый Маяковский, несмотря на различие внешнее, все-таки образы-двойники. А вот миры, в которых они параллельно существуют, друг другу противопоставлены. На сцене - двухвостые зубчики кремлевской стены и усеченная пирамидальная конструкция, смахивающая на мавзолей, она подвисает на цепи, украшенной до кучи рубиновой звездой. Мир Маяковского, советский мир на грани т.н. "великого перелома" (при том что используется текст ранней, дореволюционной поэмы), следовательно, становится для Орфея миром загробным, потусторонним, обителью смерти. Слишком очевидный, банальный вывод из такой сложносочиненной конструкции, слишком притянутый за уши, и слишком занудно реализованный - у куда более взрослого, если не сказать грубе, Юрия Любимова, синтез подобного типа удается оригинальнее. У Панкова же поначалу интересно разглядывать декорацию - кремлевско-мавзолейную обстановку стильно разбавляют лампы с зеленым абажуром. Потом обстановка приедается, а мысль режиссера топчется на месте, не развивается. Старания разнообразить действие кабарешными приемами окончательно превращают мероприятие в музыкально-поэтический перформанс, где цитаты из Маяковского с навязчивым рефреном "я скоро сдохну" кажутся совершенно неорганичными в контексте сюрреалистического трипа Орфея. Разве что Эртебиз в исполнении Павла Акимкина, персонаж, способный нырять и выныривать из одного мира в другой, странник между мирами с крыльями, торчащими из чемодана за плечами, закрепленного на манер рюкзака, вызывает интерес и сочувствие. Ну а танцы полуголых мальчиков в юбочках, даже если мальчики и юбочки вполне симпатичные - это что по европейским, что по российским театральным меркам, день позавчерашний.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments