Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Итальянка в Алжире" Дж.Россини в МАМТе, реж. Евгений Писарев

Поднятый выше уровня сцены оркестр начинает спектакль самостоятельно, "запаздывающий" Коробов пробирается через уже играющих музыкантов не без труда, выражает недовольство, но присоединяется, вместе они плавно утопают в оркестровой яме, и дальнейшие три часа спектакль представляет собой ровно то, зачем позвали в музыкальный театр Евгения Писарева вкупе с Зиновием Марголиным и Викторией Севрюковой. Марголинский черно-белый двойной занавес и шахматы на столике у авансцены справа поначалу еще могут настроить на минималистский лад, но напрасно, спектакль в целом непременно заставит вспомнить "Рабу любви": "янычары пошли, пошли янычары!" Должно быть, после ультрасовременного (насколько удачно и последовательно - второй вопрос) "Сна в летнюю ночь" театру не то что художественно, коммерчески, но, вероятно, и политически, идеологически нужен был именно такой продукт, качественный, при этом ходовой, нескандальный, способный устроить всех.

Костюмы Севрюковой - это шаровары, халаты и фантасмагорических моделей головные уборы, почти полуобнаженные слуги алжирского бея Мустафы, захваченные в плен европейцы (миманса хватило бы на небольшой "Титаник", вместе с Изабеллой плыли и попались в лапы пиратам целые семьи с детьми) наряжены, конечно, по-европейски, но тоже пышно, те и другие - будто куклы из музея старинных игрушек. Основной элемент сценографии Марголина - гигантские шахматные фигуры, способные ездить и вращаться без видимой посторонней помощи, некоторые маковки их украшены значками креста и полумесяца. Однако несмотря на прямо-таки напрашивающуюся идея противостояния "черных" и "белых" Писарев по обыкновению бежит всяческой концептуальности, и шахматный антураж никак не обыгрывается осмысленно, оставаясь моментом декоративным. Единственная идеология Писарева - развлекать, что в драме, что в мюзикле, теперь вот в опере. Впрочем, для "Итальянки в Алжире" такой подход, пожалуй, уместен и удачен, хотя лично мне все-таки мысли, ну пускай самой завалящей, в писаревской постановке не хватило.

А смотрится действо и впрямь живенько. Особое оживление связано с элементами легкой, иронически поданной эротики - Мустафа поднимается из лоханки (опять-таки в форме основания шахматной фигуры) весь в мыльной пене и позолоченный в блестках гульфик невероятных размеров - единственный элемент его сценического костюма в данном случае, благо бас Дмитрий Степанович отличается неплохой формой не только вокальной, но и физической. В первом акте скороговорочная ария Мустафы далась Степановичу не без труда, да и оркестр на увертюре звучал не всегда внятно, но потом все выровнялись, и разве что Максиму Миронову в партии Линдора недостовало иногда даже не мощи голоса, мощь тут не нужна, но необходимой плотности, при несомненной пластичности его тембра. Отлично Елена Максимова спела Изабеллу (и неплохо подразделась в нужный момент, собираясь очаровывать и обманывать бея, но не столь решительно и эффектно, как Степанович-Мустафа), вообще сложился неплохой ансамбль, а для Россини ансамбли особенно важны, и тем более в данном случае, что театр не приглашал на главные партии именитых иностранцев, как теперь все чаще происходит (и слава Богу, что происходит, но только на печальные выводы настраивает), а справился практически собственными силами. И при возможных некоторых придирках я бы не сказал, что постановка театра им. Станиславского и Немировича-Данченко в плане музыкального качества принципиально уступает концертной версии выдающегося дирижера Альберто Дзедда, главного мирового спеца по Россини, с интернациональной командой певцов трехлетней давности в БЗК:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1637422.html

Спектакль же как произведение театрального, не только музыкального искусства, при всей его детсадовской, мультяшной эстетике, нарочито простоватых (если не сказать конкретнее) движениях, предложенных Альбертом (буквально "два притопа, три прихлопа"), костюмах "вырви глаз" от Севрюковой и режиссерскими решениями Писарева, работающими исключительно на дополнительную стимуляцию зрительского внимания, то есть чисто популистскими, коротко можно охарактеризовать так: "весело и непошло" - значит, задача, поставленная театром перед режиссером и его командой и ими самими перед собой на сто процентов выполнена.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment