Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Твоя рука в моей руке", реж. Валери Донзелли; "Шутки в сторону" реж. Давид Шарон в "35 мм"

Киномеханик перепутал и сначала запустил вместо одного фильма другой, а понятно это стало спустя десять минут только, но ведь немудрено: хорошо если на полсотни французских фильмов найдется один неординарный, остальные все как с конвейера сошли. Партнеры по танцам и напарники-полицейские - вроде бы разного сорта тандемы, разные случаи из жизни и разные предполагают истории, а все одинаково, глупо, вульгарно и тенденциозно. Честно сказать, предполагал, что про танцульки все-таки почище выйдет - куда там. В "Шутках" хотя бы понятно, что происходит, куда дело движется и почему так, а "Твоя рука" - просто туши свет.

Стекольщик должен снять мерки для зеркал зала Петипа в Пале Гарнье, случайно целует преподавательницу школы танцев при Гранд Опера и этот поцелуй необъяснимым образом связывает их настолько, что они начинают все движения друг за другом повторять. А стекольщик собирался с сестрой участвовать в состязании танцоров-любителей в Монако, ну и они начинают, раз уж все равно деваться некуда, посещать уроки в балетной школе. Ход нелепый, неубедительный, но прежде всего - неработающий, его технически невозможно выдержать от начала до конца, на нем не получается построить сюжет. Поэтому основная линия так и не развивается, "приклеившиеся" герои в итоге влюбляются друг в друга и все, зато обрастает, как ракушками-паразитами, огромным количеством побочных, не линий даже, но довесков, никуда не ведущих: за преподавательницей ухаживает министр, потом его переводят в дирекцию Лувра, а новый ее увольняет из школы танцев, и она у него в кабинете раздевается догола; празднуют день рождения старой бабки, она потом умирает; умирает также подруга главной героини, от долгой, неизлечимой, но неназываемой болезни, и о ней сразу забывают, хотя компаньонкой она была столь близкой, что спала со "слипшимися" героями в одной кровати и брала у преподавательницы деньги на еду; у сестры стекольщикарождается очередной ребенок; увезенного в больницу соседа-партнера, которому сестра проткнула в танце ногу каблуком туфли, только и видали.

Правда, Валери Лемерсье и Жереми Элкайм в "Твоей руки" хоть на людей похожи. А "Шутки в сторону" - это снова бенефис Омара Си, Лоран Лафит у него на посылках. Беспардонный черный коп Усман из парижского пригорода, которого свои же чурки в детстве дразнили "Отстоем" и заставляли бегать по району без штанов, находит обоссанный труп женщины, а та оказывается женой глава союза предпринимателей. Но у скоропостижно овдовевшего магната есть повод для более серьезного расстройства - всеобщая забастовка и необходимость договариваться с профсоюзами. Дело об убийстве ведет амбициозный белый парень Франсуа, считающий себя без пяти минут комиссаром полиции, но вынужденный сотрудничать с черным напарником, теряет не столько даже надежду на новый пост, сколько желание его занять - такая бездна падения богатых белых французов открывается ему благодаря новому другу. Убитая тетка, оказывается, регулярно играла в подпольном цыганском казино, хотя собственных денег не имела. Но убили ее, понятно, не цыгане - цыгане ведь тоже добрые и честные, почти как негры. Убил ее, впрочем, и не муж-богач, на которого следовало бы подумать сразу, а его помощник и ее любовник, но тоже богатый и белый, да все они одинаковые - вместе держали тайную кассу для подкупа профсоюзных боссов, чтоб сподручнее было обирать трудовой люд, а игроманка оттуда воровала. Криминальная интрига тут не главное, к тому же виноватого не пришлось судить, его насмерть задавил везущий забастовщиков автобус с надписью "смерть союзу предпринимателей". Ясное дело, куда важнее - социальное перевоспитание.

Как в одном случае провинциальный стекольщик открывает глаза на жизнь преподавательнице музыкальной академии, так в другом негр из парижского пригорода (что делает негр в парижском пригороде, видимо, лучше не спрашивать, тем более, что белых там все равно нет, в лучшем случае сербы, как еще одна сотрудница полицейского участка Ясмина, а в остальном сплошь африканцы и арабы) заставляет чистенького белого распутника по новому взглянуть на жизнь. Усман ведь учит его не только профессии (не ждать ордера, не лебезить перед подозреваемыми, а врываться, орать и красть, то есть чтоб полицейский себя вел, как бандиты ведут - ну это любым дикарям понятно), но и морали, поскольку Франсуа - порочный, помешанный на сексе белый ублюдок, а Усман - образцовый черный семьянин, от которого, правда, ушла жена почему-то (почему от такого хорошего и ушла - понять невозможно), но он один воспитывает сына, умного и доброго, как все негритята. В общем, белому есть с кого брать пример, чтоб не приходилось краснеть за свое дурное происхождение.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment