Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Безумная из Шайо" Ж.Жироду в "Мастерской Фоменко", реж. Петр Фоменко

Почему-то мне думалось, что "Безумная из Шайо" - спектакль примерно того же поколения, что "Волки и овцы", "Двенадцатая ночь" - а оказывается, премьера первой версии состоялась только в 2002, и тогда совершенно непонятно, почему я так и не посмотрел оригинальный вариант. В любом случае сравнивать мне теперь не с чем, хотя при восстановлении сделано девять вводов и даже из четырех старух от прежних осталось три, а Полину Кутепову заменила Ирина Горбачева. И не знаю, как десять лет назад, а сейчас эта постановка, при всех ее возможных достоинствах и обаянии, совсем не привязана ни к какому контексту, историческому или современному, политическому или культурному, Пьеса, ужасно многословная, как все сочинения Жироду - отчасти ироническая ностальгия по "бель эпок", отчасти сатира. В спектакле Фоменко сатира не ночевала, а повода для ностальгии вроде бы нет, поскольку мир, который воссоздан на сцене, рожден из фантазии не драматурга даже, но режиссера, это воображаемый и на сто процентов условный "старый Париж": кафе, шансонетки, канотье-цилиндры-беретки... Кучка дельцов, задумавших перекопать Париж в поисках полезных ископаемых, и банда старух, сумевшая отправить буржуев в буквальном смысле в преисподнюю, заманив в канализационный люк. Безумные призраки былого, поднявшиеся на борьбу за город - поразительно, до какой степени на поверхности лежит "актуальность" проблематики, и при этом насколько демонстративно, почти вызывающе Мастерская Фоменко бежит всяческой актуальности. Антикапиталистический пафос, к которому до конца всерьез не относился уже и сам Жироду, сегодня звучит смехотворно, а из уст старух - едва ли не более карикатурно, чем бизнес-планы ряженых предпринимателей (напудренные и убеленные искусственными сединами Нирян, Цыганов, неожиданно повзрослевший Буторин). Старухи здесь, естественно, в центре внимания - эти винтажные куклы, у главной героини и постель, раскачивающаяся на тросах, имеет сходство с катафалком. Хотя еще до того, как выпустить "Безумную из Шайо", Фоменко делал в театре им. Вахтангова "Чудо святого Антония", где Людмила Максакова играла практически то же самое и ту же самую песенку про крыши Парижа пела (правда, Максакова уже тогда была старухой, так сказать, натуральной, а Тюнина, Джабраилова и Курдюбова, не говоря уже о Горбачевой, и спустя десять с лишним лет после премьеры годятся по возрасту своим героиням во внучки). Антураж им заведомо проигрывает, это все тот же, только попроще, менее эффектный, "воображаемый Париж" полосатых жилетов, чистеньких мусорщиков, уличных музыкантов: "театральная театральность" постановки, изящество как фирменный стиль "фоменко", которое теперь кажется несколько тяжеловесным, не утратила привлекательности, где-то, может, и выросла в цене, но, как кринолины и шляпки героинь Жироду, малость поизносилась, пообтрепалась. Сегодня спектакль, существующий вне времени, но при этом и не устремленный в вечность, радует гораздо меньше, чем мог бы десять лет назад.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments