Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Во имя..." реж. Малгожата Шумовска (фестиваль польского кино "Висла")

На закрытии почему-то показывали фильм Шумовской - может, потому что самый свежий, но все равно странно, неужели ничего не нашлось более характерного и важного. Хотя еще "страньше", что в конкурс как-то попали ее же "Откровения" - кино мало того что никаким боком не польское (подумаешь, режиссер из Польши, но ни по материалу, ни по проблематике, ни по языку - ничего польского), так еще и давно прошедшее в прокате:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2281715.html

И, в общем, именно из-за "Откровений" я не ходил на ночной нон-стоп, потому что второй раз такую хрень, да еще мучаясь ночь напролет, смотреть не хотелось совсем. В результате пропустил самые привлекательные фильмы программы, в том числе "В темноте" Агнешки Холланд, да и вообще на фестивале практически ничего не видел, расписание в этом году составляли точно не для меня, ужасно неудобное. Естественно, "Во имя..." тоже заранее провоцировало скепсис, и помимо имени режиссера, еще и сюжетом, изложенном в аннотации: картина про священника-гомосексуалиста наверняка делалась с определенным расчетом фальшивого и нехудожественного свойства. В этом смысле фильм оказался получше, чем можно было ожидать, хотя совсем без спекуляций не обошлось. Но во всяком случае, не в пример "Откровениям" новыый фильм Шумовской - про Польшу и на польском языке.

Адам - иезуит, организовавший в захудалом провинциальном приходе трудовой лагерь для перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей. Но бороться ему приходится не только с замашками подростков, которые здесь не выглядят какими-то уж очень изуверскими (подопечные Адама выпивают и иногда курят траву, но в целом ни к чему экстраординарно-антиобщественному склонности не проявляют: играют в футбол, купаются в речке...), а прежде всего с самим собой. Средством такой борьбы становятся долгие одинокие забеги через лес, позволяющие снять сексуальное напряжение - как видно, не до конца, поскольку все равно герой прибегает к алкоголю и мастурбации. Позднее становится ясно, что его перевели в провинцию после того, как в прежнем его приходе повесился мальчик-алтарник, и это порождает всякие слухи. Они усиливаются после того, как аналогичный случай происходит и на новом месте. При том что Адам формально ни в чем не виноват - алтарник на старом месте просто не выдержал побоев отца, а покончивший с собой подросток из лагеря на исповеди признался, что по пьяни на вечеринке отсосал какому-то парню, потом Адам случайно увидел, как он, совершенно добровольно, отдается новому обитателю лагеря, великовозрастному и наглому Адриану - и тем не менее часть вины за самоубийство воспитанника, просто испугавшегося собственной природы, ложится на священника. Адам вовсе не красавец, но ему предлагает себя и местная молодая женщина Эва, тот отказывается, однако Михал, муж Эвы, сам неудавшийся священник (год проучился в семинарии, не потянул) все-таки отправляет "сигнал" епископу. Адама снова переводят. Его отъезд драматично переживает еще один обитатель лагеря, брутальный, "мачистый" парень по кличке Дыня.

Дыню играет тот же самый Матеуш Косьцюкевич, исполнитель главной роли в "Без стыда" Марчевски, хотя там у него имидж подростковый, а здесь он уже молодой мужик (первый фильм вышел в 2012, второй в 2013, так что дело не в возрасте актера, а в разнице между образами, которые он воплощает). Когда Адам покидает заведение и присылают нового священника, Дыня поджигает дом, где жил Адам. А через какое-то время, уже работая на стройке и слушая, как деревенщина походя обсуждает Адама, не выдерживает, бросает все, разыскивает его - и первая же их встреча продолжается сценой бурного секса. Как ни вульгарна такая развязка, это еще не самый край. Может, они жили долго и счастливо? Ничуть не бывало, в финале мы видим двор семинарии, молодых священнослужителей, и среди них - Дыню в рясе. При том что до появления Дыни сам Адам ничего себе не позволял - исповедуясь по скайпу живущей в Канаде сестре после бутылки водки, он признается, что у него были все возможности заняться сексом с воспитанниками, но никогда этого не случалось.

В картине очень много несвойственной польскому кино, зато соответствующей западно-европейским фестивальным "трендам" пошлятины (словно "тренды" я никогда не использую и не до конца понимаю, что оно означает, но как раз по отношению к творчеству Шумовской оно пришлось кстати) - начиная с эпизодов вроде того, как налакавшись водки, священник Адам принимается вальсировать с портретом папы Бенедикта (хорошо не Иоанна Павла), или сюрреалистической вставки, когда в пьяном сне тот же герой видит крестный ход и участвует в нем вместе, среди прочих, с повесившимся парнем. Тут дело, понятно, не в том, что среди христианских священников не может быть гомосексуалистов - в жизни может быть и бывает все что угодно. Проблема картины другая: настолько неясны координаты, в которых мыслит режиссер, что пересказанные события можно воспринимать с какой угодно стороны. Был пару лет назад польский фильм "Именем дьявола" Барбары Сас, по-триеровски мощный, острый, но абсолютно внятный. Во имя чего работает Шумовска - я не понимаю. Ее "Во имя..." легко воспринять как антиклерикальную агитку: мол, смотрите, что из себя представляет христианская церковь. (При этом даже статистически на один сравнительно небольшой подростковый лагерь, замкнутое однополое сообщество, гомосексуалистов оказывается что-то уж очень много: кроме священника - еще как минимум трое ребят, и не подвергшихся насилию, не в порядке случайного эротического эксперимента, но именно что природных гомосексуалов, весьма болезненно этот факт своей биографии, вплоть до самоубийства, переживающих). Но можно при желании и как апологетический - а что такого, священники тоже люди, не лишенные человеческих страстей. Скверно то, что подобная апологетика (если таковая имеет место), выходит еще более плоской, чем разоблачительно-обличительный посыл (если все-таки видеть в фильме его). Шумовска рассматривает события фильма так или иначе исключительно в плане психологическом, как определенную трудность, порождающую внутренние конфликты и межличностые при общении человека с окружающими - но совершенно не трогая иных аспектов. Адам - хороший священник, это признает епископ, реагируя на "сигнал" и принимая решения о переводе, это понимают и воспитанники лагеря, и толстокожие местные жители чувствуют то же. И его служение - как бы отдельная история, а скрытые переживания - отдельная, и противоречие тут чисто, так сказать, организационное (ну не полагается священнику быть гомосексуалистом, пускай и не "практикующим"), тут конфликт человека с самим собой, в плоскости исключительно человеческой. Формально Шумовска демонстрирует "гуманистический" подход, только в самом дурном и грубом понимании "гуманизма".

Возникает тогда вопрос, а почему тогда настолько для режиссера принципиально, что главный герой - священник? Ну если бы, скажем, персонаж Валерия Приемыхова в "Пацанах" Динары Асановой был скрытым гомосексуалистом (может быть так оно и есть, надо проконсультироваться у Щукина) - это был бы во всем сходный случай или нет? С другой стороны - вспомнилась чешская картина Богдана Сламы "Сельский учитель" - все почти то же самое, с разницей, что герой - обычный преподаватель, а не "служитель культа", но тоже приехавший в глушь, по сходной причине и с похожим итогом:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1545011.html

Священник в качестве персонажа полького кино и сренеевропейского - два совершенно разных типажа, что обусловлено не художественными, но мировоззренческими несовпадениями, и "Во имя..." в этом смысле - картина среднеевропейская, неплохо сделанная (польская кинематографическая культура все же сказывается), но откровенно фальшивая, рассчитанная на фестивальную моду "клубничка", и не эротическая даже (много полуголых подростков, гоняющих мяч и прыгающих в воду, но ничего "такого"), а идеологическая порнушка, гнусного-таки, если все же разбираться, свойства: добивать, лишний раз пинать христианскую церковь, когда православные с мусульманами лезут изо всех щелей, помимо всего прочего - неразумно, не говоря уже о том, что безвкусно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment