Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Без стыда" реж. Филипп Марчевски (фестиваль польского кино "Висла")

Тадек (Матеуш Косьцюкевич) возвращается от тетки, с которой жил долгое время, в родной город к старшей сестре Анке, которую с детства любит куда нежней, чем любовью брата. А сестра собирается замуж за неформального лидера местных фашистов, делающего при этом неплохую официальную карьеру. Тадек ревнует сестру и провоцирует ее жениха напоминанием, что их предки якобы - евреи из Дрогобыча (что, в общем, ничем не подтверждается). А на Тадека тем временем обращает внимание юная цыганка Ирмина из расположившегося в местности табора - отличница, мечтающая стать врачом, но предназначенная родителями в жены видному цыгану. Нацисты, естественно, совершают на табор нападения, но Тадек и Ирмина совсем не повторяет историю Ромео и Джульетты. Дело даже не в том, что удается обойтись без летального исхода для кого бы то ни было, смерть, гибель - тоже своего рода выход, а режиссер показывает, что выхода нет. Нацисты, понятно, отвратительные - женишок, к тому же, сам приводит в дом Анки баб и трахает их (Тадек становится свидетелем, устраивает скандал, Анка выгоняет своего нацика, но потом прощает), а невесту готов сдавать наем начальникам ради карьеры (уже простившая жениха Анка попадает в еще более неприятную ситуацию, когда тот вынуждает ее отправиться с неким важным деятелем "в номера" - следует новый разрыв, но окончательный ли - неизвестно). С другой стороны, фильм далек от изображения идилического цыганского счастья: когда Анке нужны деньги и Тадек во что бы то ни стало решает их достать, то Ирмина, видя, что раздачей рекламных листовок любимый много не заработает, подбивает его сначала красть ковры, а потом еще и продавать их под видом настоящих турецких, то есть факт, что цыгане - воры и жулики, а еще шарлатаны (Ирмина гадает Тадеку, но гадание, конечно, не сбудется) при всем желании обойти очень трудно. Главная же сложность взаимоотношений героев что Тадек к Ирмине относится в лучшем случае как к приятельнице (оттого она и соглашается на устроенное отцом замужество), влюблен же он без памяти в родную, точнее, единоутробную сестру Отцы у них разные и Тадек пытается предположить, что матери тоже - но Анка в сердцах говорит ему: если ты посторонний мужик - что ты вообще здесь делаешь? В отчаянный момент у них все-таки доходит дело до секса, но это лишь приближает возвращение к Анке ее женишка-нациста, который, какой бы ни был, тоже по своему в ней нуждается. Выбраться как из любовного, так и социального конфликта подобной конфигурации не представляется возможным: цыгане воровали и будут воровать, живя замкнутым мирком и по собственным законам, нацизм также неистребим, а про любовь и говорить нечего.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments