Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Рассея": 15-летие "Любэ" в зале "Россия"

Наверное, никого не удивлю тем, что от ценностей - и художественных, и уж тем более идеологических - которые продвигает "Любэ", я далек бесконечно. Однако это никогда не мешало нам с Podryga и L. орать хором в караоке-баре (не в самом трезвом, конечно, состоянии) "Комбат, батяня, батяня, комбат!", да еще при поддержке Соседова на бэк-вокале - правда же, Наташа?! Да и объективно говоря, "Любэ" я уважаю. Во-первых, натуралам и патриотам России тоже нужно удовлетворять свои культурные потребности (а они у них есть!), по возможности качественным продуктом, а не суррогатом от Газманова. Нести же в массы национальную идею, не скатываясь до маразма типа "Я рожден в Советском Союзе, сделан я в СССР" - для этого требуется талант едва ли не больший, чем для песен "Рыбка" и "Билетик в кино", что лишний раз доказывает гениальность Матвиенко не только как продюсера, но и как, в первую очередь автора. А во-вторых, в активе "Любэ" - собственная художественная мифология. В современной российской поп-культуре не так много фундаментальных мифологем, а именно - три: романтический (космополитичный) миф от группы "Браво", ностальгический (национально-патриотический) от "Любэ" и лирический (персональный) от Аллы Пугачевой.

Если оставить в покое Пугачеву, которая вообще сама по себе, то между мифологиями, предложенными в свое время "Браво" и "Любэ" (кстати, примерно в одно и то же время предложенными - конец 80-х - первая половина 90-х, когда оба мифа сформировались в своем более или менее завершенном виде, далее развиваясь по инерции), и существует до сих пор вся русскоязычная попса. Название юбилейных программы и альбома "Любэ" знаковое - "Рассея". Ну понятно - 15 лет эксплуатировали национально-фольклорную традицию: сирень и смородина, ночка темная, речка быстрая, кони в поле, лунный свет, снег, туманы, березы, баня, водка, гармонь и лосось - и все это и за Сибирь, и за Кавказ, а также Севастополь, Камчатка, Кронштадт - и Люберцы, конечно. А в центре - Москва. И вот тут самое интересное - потому что и в абсолютно противоположной по эстетике мифологии "Браво" центром тоже служит Москва. Только у "Браво" Москва - это "самый лучший город на земле", с голубыми тротуарами и розовыми снами, город, "устремленный прямо в небеса", откуда звучит музыка, покоряющая города и веси - Тынду и Магадан, Пензу и Ереван; город, часто вообще неназываемый, не говоря уже о каких-то географических реалиях, в лучшем случае что-то богемное и гламурное: "Пойдите в театр "Современник", на вечеринку в Дом кино..." У "Любэ" - какие театры, какой Дом кино? У Любэ дороги не от Москвы расходятся, а к Москве ведут, врастая в ее "улочки-шкатулочки". А Москва у них - не глянцевый штамп и розово-голубой романтический символ, а "шпанские Таганские, милые Мещанские", "Станция Таганская", "Трамвай Пятерочка, вези в Черемушки меня", и Арбат, и Воробьевы Горы, и Белорусский, откуда можно позвонить Кате (правда, грузин ответит, что Кати нет, ну и черт с ней - мало ли в Москве Катерин?). Там, где у Браво - площади и фонтаны, у "Любэ" - улочки и дворы. А во дворе "песня про кота с утра звучала" - между прочим, та самая песня, которую и "Браво" включили в свой репертуар. Но опять разница: для "Браво" "Черный кот" - это хит вне времени и вне географии, а для "Любэ" - знак минувшей советской эпохи и ностальгии по ней.

Неудивительно, что мифология "Любэ" оказалась более живучей - она гораздо глубже укоренена в русскоязычной культуре. Поп-мифология Москвы у "Браво" эстетически восходит к официозным песням сталинской и послесталинской поры (от "Утро красит нежным светом" до Бабаджаняна), у "Любэ" - к городскому фольклору 19 века и эстрадной лирике 60-70-х годов ("А у нас во дворе"). А если брать шире, выходя за границы поп-контекста, истоки песенной лирики "Браво" - в творчестве ранних символистов и Игоря Северянина, музыкально она вообще полностью "импортная". Поэтика "Любэ" восходит прежде всего к зрелому Блоку (прямых параллелей масса - достаточно вспомнить стихи Блока о России и ее дорогах и сравнить их с "Дорогами", "Березами", "Позови меня тихо по имени") и Есенину (не столько даже к деревенской поэзии, сколько к "кабацкому" циклу), а ее музыкальные "корни" - Прокофьев, и если идти еще дальше - Чайковский и Мусоргский (проигрыш "Улочек" - это почти точно воспроизведенная тема 3-й части Первого фортепианного концерта Чайковского).

Поэтому так органично в концерте "Любэ" звучат и смотрятся явления, сами по себе либо совсем уж архаичные ("Белорусские песняры"), либо откровенно официозные (Никита Михалков), либо на первый взгляд вовсе неуместные (Николай Фоменко или "Иванушки" с ремиксом на песню "Атас").
Поэтому "Любэ" имеет большее право завершать свой концерт государственным гимном, чем Сергей Михалков - его писать.
Поэтому "Любэ" не нуждается в подтанцовках и пиротехнике ("шоу - это для пидарасов", - ответил я MrParker'у на его недоумение по поводу отсутствия фанаберии в программе "Рассея").
Поэтому когда крепкие мужики, разливающие в партере на концерте "Любэ" шампанское по пластиковым стаканчикам, отвечают на претензии охранника зала "Россия": "А это у нас - сок!" - охранник молча отходит в сторону.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments