Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Геревень" Раду Поклитару, "Свадебка" Иржи Килиана, Пермский театр оперы и балета

Резон есть как в том, чтоб изначально объединить эти две одноактовки в одном балетном вечере, так и в том, чтоб опус Поклитару шел первым - при внешнем сходстве тематики и несравнимых масштабах фигур Килиана и Поклитару у многих, наверное, возник бы искус ограничиться лишь "Свадебкой", открывай она программу. На самом деле "Геревень" тоже вполне заслуживал внимания, куда больше чем предыдущие сочинения Поклитару и его "Киев-модерн балета", показанные за последние годы в Москве. Хотя и "Геревень" грешит многими характерными для сочинения Поклитару "особенностями": склонность к эстрадного характера эффектам, поверхностным попыткам сюжетного мышления и претензиям на мистериальный статус достаточно банального действа - будто хореограф стремится вкратце пересказать всю историю человеческого рода на частных, конкретных примерах. Музыкальная партитура Владимира Николаева, абсолютно в "стравинском" духе, для хора в сопровождении ансамбля ударных, неплоха, но неоригинальна. Зато пластика, при некоторой иллюстративности, является точным продолжением саундтрека, настолько, что иной раз казалось, будто звук идет не из оркестровой ямы, но извлекается посредством колебаний движущихся тел танцовщиков "Киев-модерн балета", а в пермской постановке Поклитару на сцене тоже работают они, из Перми - только музыканты, а их место, как положено, в "яме". Сценография чересчур навороченная, громоздкая - одна конструкция расположена в глубине сцену по центру и напоминает ткацкий станок ручного привода, с колесами, другая нависает сверху, плюс щиты-ширмы по бокам, тоже украшенные "колесной" символикой. Полуголые мужчины и женщины в условно-архаических нарядах, демонстрируют резкие переходы от гармонии к агрессии. Насилие, мотив которого возникает уже в первых частях спектакля, не может не привести к летальному исходу, и несмотря на последующие деторождение, баюканье младенцев (забавный, но лобовой прием: головы танцовщиков на руках у девушек, раскачивающих их словно новорожденных), застолья (лента ткани, только что имитировавшая одну на всех колыбель, расправленная, превращается в скатерь), труп героини в финале на глазах у подросшего мальчика - образ до неприличия предсказуемый. А задымление, которое прикрывает "тело" - еще и отдает дурновкусием, к которому Поклитару по-прежнему склонен.

"Свадебка", мне показалось, не самый интересный балет Килиана из тех, что я видел, но все равно контраст с первым отделением бросался в глаза, насколько у Килиана все, с одной стороны, ярче, острее, выразительнее и разнообразнее, а с другой - более внятно и лаконично, и никакой прямой иллюстративности. В стилизованном деревянном амбаре, дверь которого распахнется только в финале и за ней обнаружится деревянное ложе для новобрачных, прежде чем из кордебалета выделится главная пара, танцует сначала женская группа, потом мужская, и взаимодействие между ними в первых эпизодах минимальное, чисто внешнее. Затем уже, по мере драматургического развития (но потуг на "сюжетность" тут нет в помине тоже), оно углубляется, становится более напряженным - хотя именно в "Свадебке" в отличие от совсем абстрактных сочинений Киллиана мне не хватило мощи, накала, а еще иронии, заложенной в партитуре Стравинского, которую хор и музыканты под управлением Курентзиса исполнили безупречно.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment