Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Сестра Надежда" по А.Володину в театре п/р О.Табакова, реж. Александр Марин

За то время, пока я собирался посмотреть версию "Старшей сестры" в "Табакерке", Прикотенко выпустил в "Ленкоме" очередные "Пять вечеров", с мультимедийной инсталляцией в память о жертва ГУЛАГа в фойе и постоянным напоминанием о лагерном прошлом героя по ходу действия. В сравнении с прикотенковским Володиным маринский - прям-таки аполитичный, при том что рецензенты сразу после премьеры говорили, будто бы режиссер напрямую связывает проблематику пьесы с социально-историческим контекстом. На самом деле никакого такого "контекста", по крайней мере того сорта, что у Прикотенко в "Ленкоме", тут и близко нет, вообще оформление минимальное, нарочито беднее - еще беднее, чем реальная меблировка комнаты в коммуналке.

А есть всеобщая взаимная жертвенность, порочный круг жизни наизнанку, не ради себя, но ради другого, без мысли, нужна ли такая жертва кому или нет.
Младшая сестра поступала в театральный и не поступила, а старшая пошла сестру поддержать и ее сходу взяли - но она отказалась, предпочла остаться на стройке, и не столько даже из материальных соображений, хотя это тоже, а потому что так "надо", ну и чтоб сестре не обидно было, хотя, казалось бы, ей-то чем легче? Или под давлением дядюшки разлучила младшую сестру с любимым парнем, попросила ухажера не появляться больше на виду - сестра в расстройстве, так она и жениха, которого ей самой дядюшка нашел, отшила, и жених-то, понятно, бросовый, но не только поэтому, а опять же из чувства вины. Потом ухажер, уже женатый, и сестра стали встречаться снова - и снова требуется жертва, и от старшей, и от младшей - круг надо бы разорвать, но тут опять дядюшка, и сослуживцы, и призрак месткома... Впрочем, что до месткома - на нем Марин не зацикливается.

Несомненно, крепостничеству и самодержавию, постоянно обостряющейся классовой борьбе, советской власти и коммунистической партии, кровавому путинскому режиму и т.д. нужны бесконечные жертвы, но те жертвы, которые приносит в спектакле "Табакерки" сестра по имени Надежда - они как бы добровольные, из чувства долга, из ложного стыда, из фальшивой благодарности, из смутной, подавленной неуверенности в собственных силах, наконец, из неверия в саму возможность счастья на этой земле, в этой жизни, в этой стране тем более. Результат пропаганды - отчасти так, не зря же в самом начале Лида "сочиняет" про то, как важно отказаться от личного блага ради всеобщего. Но все-таки володинских героев под расстрелом никто не понуждает отказываться от своей реальной жизни ради мифического идеала - и тем не менее они отказываются.

Понятно, что пьеса экранизирована Натансоном, что невозможно не оглядываться на Доронину и прочих, но у Марина спектакль хоть и не лишен иронии, достаточно мрачный, суровый, и героиня, точнее, героини его - сухие, нескладные. Для Яны Сексте роль Лиды не то чтобы проходная, но в ее обычном, привычном амплуа, а вот для Алены Лаптевой-сестры Надежды - настоящее открытие, невозможно представить, чтоб еще какая-нибудь актриса "Табакерки", да и не только, могла сработать в предложенном рисунке настолько точно. Честно сказать - не ожидал, до этого спектакли Марина никогда сильного впечатления на меня не производили, а сумасшедший профессор на вопрос безумной феи "хороший спектакль?" в свое время, сразу после предпремьерного прогона, бросил: "сначала нет, потом да!" Что этот псих имел в виду, я и тогда не понял, и еще меньше понимаю теперь, потому что как раз ко второму действию претензий может быть больше, в нем режиссер пытается искусственно расшевелить публику, словно опасается, что она может заскучать - выдумывает проходы через зал, интерактив (Надежда, описывая детский рисунок, просит мужика из первого ряда изобразить "сеятеля"), даже вставной танцевальный номер с участием Чепурченко и Чиповской в красном платье (хотя Чепурченко, чья драматическая роль в постановке крошечная и невыразительная, и в первом акте выступает соло - на прослушивании в театральный пародирует абитуриента с монологом Чацкого). Между тем капустнические приемы используются в том числе и для нагнетания сюрреалистического эффекта - например, оживает и начинает "шарахаться" от героини свисающая на проводе электролампочка. После антракта я отчасти по инерции сохранял ощущение значительности происходящего на сцене, но в целом, однако, при моей большой, давней и, видимо, непреодолимой нелюбви к Володину не могу не признать, Марину удалось пусть не на уровне Рыжакова с его "Пятью вечерами", но все-таки интересно, неожиданно подать хрестоматийную, растасканную на цитаты пьесу, и открыть в ней, не в пример опыту Прикотенко, нечто универсальное и до сих пор мало востребованное.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments