Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Ставангер" (Pulp people) М.Крапивиной, Лиепайский театр драмы, реж. Константин Богомолов

Как в шоу "За стеклом", все персонажи пьесы одновременно сосуществуют в подобии аквариума, наполненного икеевской мебелью (что-то похожее можно было сравнительно недавно видеть в спектакле "Там, внутри"), хотя по сюжету находятся в разных странах. Две семьи - латышская и норвежская. Муж-латыш подрабатывает таксистом и знакомится с "черной стюардессой", чьи самолеты всегда падают и в них все, кроме нее, погибают; жена отправляется в Норвегию - якобы нанялась сидеть с ребенком, на самом деле познакомилась в интернете с разведенным норвежцем из городка Ставан, который оказывается наркоманом в завязке и отцом великовозрастного дауна, причем продолжает трахаться с бывшей женой. Обыкновенная жизнь, описанная в пьесе Крапивиной, прирастает фирменным богомоловским абсурдом - дочка латышской пары носит бабушкину голову, которую та, будучи тяжело больной, пожертвовала как донор пострадавшей внучке; сын пары норвежской с младенчества приучен к героину, потому что мама когда-то перепутала порошок с манкой; наконец, дед-латыш, бессловесный паралитик, жмет на зеленую и красную кнопки, когда хочет есть и срать, а на самом деле, как следует из его монолога, проводит эксперименты над окружающими, и его вывод - они разумные существа, за остальное он поручится не готов, но разум в них присутствует. Вывод старика тоже легко поставить под вопрос, тем более, что паралитика отвозят вскоре в морг, где церемонию прощания проводит отставная "черная стюардесса", потерявшая с любовником в автоаварии один глаз. Так же легко упрекнуть режиссера в цинизме, в недостаточной любви к человечеству, в отсутствии пресловутого "позитива" - по правде сказать, лаконичный и стильный до лабораторной стерильности (даже говно, которое дед-паралитик разбрасывает из ночного горшка по стенам и по полу, легко отстает от гладкой поверхности, практически не оставляя следов) "Ставангер" по сути высказывание куда более жесткое, чем недавний "Идеальный муж" Богомолова, способный показаться невнимательному и незаинтересованному праздному зрителю раздутым, расхристанным, аморфным. "Идеальный муж" - разговор через универсальные формулы и категории на злобу дня, а "Ставангер", хотя и на материале новой драмы поставлен (Костя говорил, что пьеса переписывалась, но я не знаком с первоисточником и судить не берусь, насколько сценическая редакция далека от первоначального текста, но, по-моему, это первый опыт обращения Богомолова к современному автору и без привлечения текстов из литературных хрестоматий), выходит на обобщения того порядка, где русский, латышский или норвежский колорит теряют всякое значение (правда, в спектакле постоянно обыгрывается актуальная для Латвии тема: персонажи-норвежцы никак не могут понять, что Латвия - это не Россия и не в России находятся; впрочем, понять это никак не могут и в России, что для Латвии намного хуже). И если "Идеальный муж. Комедия" - несмотря ни на что, уморительно смешная штука, то "Ставангер", при наличии остроумно решенных моментов ("где моя пизда?" - озабочена героиня, но вскоре находит ее, и "пизда" оказывается многократно уже просверленной деревяшкой, в которую тем не менее по очереди втыкают сверла норвежский любовник и латышский муж; а грудью еще одной героине служат красные надувные шарики, которые дамочка предлагает потрогать), оставляет по себе ощущение предельно мрачное. Вот и даун-переросток с видеокамерой на лбу, раскачивавшийся до поры на деревянной лошадке, умирает, отравившись газом от невыключенной матерью духовки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment