Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Фея карнавала" И.Кальмана в театре Оперетты, реж. Жанна Жердер

Разговоры о том, что жанр оперетты умер, равно как и заклинания о его бессмертии к реальности отношения не имеют, потому что бывают в оперетте, как и в любом другом жанре, спектакли выдающиеся и провальные, интересные и отвратительные. "Фея карнавала" интересна уже тем, что это совсем незаигранная вещь, напоминающая, что помимо "Летучей мыши", "Сильвы" и "Веселой вдовы" в оперетте малоизвестных и просто раритетных сочинений - непочатый край, только умей их грамотно представить. Затем, спектакль Жанны Жердер демонстрирует не столько умильно-ностальгическое, сколько ироничное, живое отношение к, несомненно, любимому ею жанру. "Фея карнавала" и по сюжету - театр в театре, а в спектакле Жанны Жердер - оперетта в оперетте: группа опереточных артистов должна разыграть аристократическое общество, поскольку взрослый сын примадонны собирается жениться на знатной девушке, а ее опекун, согласно воле родителей невесты, готов отдать ее только за аристократа. То есть настоящий граф в этом опереточном высшем свете - только Айзенберг, герой Герарда Васильева, а про Герарда Васильева никто не скажет, что он - ненастоящий аристократ. Тогда как Юрий Веденеев уморителен в роли театрального деятеля широкого профиля (он и актер, и режиссер, и соавтор постановок), изображающего "сиятельную" особу. Так же как и Светлана Варгузова, впервые появляющаяся именно как прима посреди нарочито аляповатого кордебалета с ряжеными кентаврами, на постаменте и в гигантском "кринолине" из перьевых вееров. Вместе с мэтрами и грандами работают студенты Щуки, совершенно замечательные, а щукинец Олег Красовицкий своей ролью Ричарда, сына актрисы и, как выясняется уже к концу первого акта, настоящего аристократа (как раз графа Айзенберга, с которым у его матери случился некогда "курортный роман" в Ницце) заявляет о себе даже не как будущая, но как настоящая звезда театра, обладая достойным вокалом (при этом получая драматическое, а не музыкальное образование) и отличаясь блестящим артистизмом. Либретто уочищено от фанаберии, условная интрига при этом кажется несколько куцей, развязка чересчур поспешной (неверный жених в последний момент отдает предпочтение своей подросшей детской любви перед аристократкой, а графская дочка со своей стороны влюбляется в подающего надежды актера, и дядя-опекун будто бы не возражает), зато действо не затянуто и на первый план выходит музыкальная составляющая. Остроумному и ироничному спектаклю вместе с тем не помешала бы более оригинальная хореография, работа балетмейстера Игоря Маклова, к сожалению, позднесоветской музкомедийной архаикой, что для постановки Жанны Жердер, не лишенной отдельных штампованных приемов (ряженый дед-инвалид укатыватывается в кулису на кресле, звучит грохот, и обратно он едет уже в гипсе - это старо, да и грубо) в целом неорганично и неуместно. Кроме того, театру не помешало бы навести дисциплину в оркестре, и не только творчесую (хотя и с этим тоже есть проблемы), но и обычную - странно, что приходится отмечать не в первый раз, но музыканты, играющие на медных духовых, явно не считают себя частью спектакля, и даже если замечают, что одни чудики для чего-то надрываются на сцене, а другие зачем-то коптятся в зрительном зале, то относятся к первым и вторым снисходительно, готовые в нужный момент продудеть, так уж и быть, пару раз, чтобы дальше вернуться снова к своему настоящему делу, то есть к чтению журналов и болтовне промеж собой, заглушающей как солистов, так и коллег по коллективу. Обстоятельство тем более досадное, что несмотря на участие "звезд" самого первого ряда, "Фея карнавала" - действо ансамблевое, в нем важны не только выходы грандов, но и каждая реприза (как замечательно, скажем, выступает Александр Маркелов в роли бывалого суфлера, так и сыплет цитатами из классических оперет, да и из "высоких" комедий), и оркестровые интерлюдии, и сценография, основным элементом которой служит позолоченный портал условного "старого театра", легко трансформирующийся в интерьер особняка опереточной примы, которая в свою очередь выдает его за родовое гнездо знатного семейства - и таким образом лишний раз напоминающий о том, что театр любого жанра - это не фальшивое золото на картонке и не кринолины из перьев, а живое дело творческих людей.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments