Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Жена" А.Чехова в театре п/р О.Табакова, реж. Михаил Станкевич

Естественна и очевидна связь "Жены" с предыдущим спектаклем Станкевича "Дьявол":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2180262.html

Хотя различаются не только взгляды Толстого и Чехова на семейные проблемы, но и специфика самих проблем. В "Дьяволе" герой разрывается между женой-аристократкой и сожительницей-крестьянкой, то есть помимо сексуального конфликта присутствует также социальный и культурный. Но важнее, что в "Дьяволе" трудности связаны с неким внешним субъектом, тогда как в чем проблема героя "Жены", не сразу и понятно, вроде нормальный человек, инженер, и выходила за него женщина по любви, друг другу формально верны, а никто его не любит, не уважает - ни жена, ни соседи-знакомые. Станкевич подчеркивает это внутреннее, внешне невидимое противоречие в характере героя еще и тем, что снимает значительную возрастную разницу между супругами - в спектакле озвучено, что ей 27, а ему 46, но не показано, Ирина Пегова и Сергей Угрюмов смотрятся ровесниками. Однако и проявить до конца, в чем же червоточина, что за дьявол сидит внутри героя, режиссеру в полной мере на этот раз ("Дьявол" в этом смысле намного точнее) не удалось.

Передают, будто Иосиф Райхельгауз насчет постановки Александра Гордона "Снег" в подведомственном ему театре высказался буквально так: "снега много - смысла мало" - но эта емкая формула применима ко многим постановкам, искусственным снегом сегодня злоупотребляет всякий (даже Кама гинкас, а он-то уж точно не "всякий", не избежал поветрия и в своем недавнем "Ноктюрне" подпустил снежку к финалу, а уж про "Фрекен Жюли" Остермайера и говорить нечего), белые хлопья разной природы, от мелко нарезанных бумажек до густой мыльной пены, эффектно смотрятся в умелой подсветке, но очень редко что-нибудь добавляют к действу по существу. Вот и в "Жене" Станкевича снег лежит грудами, застилая железнодорожное полотно ширококолейки, по которому катается вперед-назад платформа, способная превратиться хоть в пол, хоть в стол, снег падает и с колосников, снег сгребают лопатой и бросают - картинку все это оживляет, но смысл происходящего не проясняет. Определенно сложность семейной жизни героя заключается в его характере, в его эгоизме, в отношении к миру и к людям, одновременно и равнодушному, и сверх меры требовательному, в постоянной снисходительности к себе, в неспособности, наконец, понимать и прощать ни дальнего, ни ближнего, вплоть до собственной супруги. Но все ли в порядке с самой женой? Один ли муж виноват в распаде брака, возникшего на основе большой любви?

Сюжетная интрига крутится вокруг организации помощи голодающим крестьянам в уезде, муж ревнует жену не столько к другим мужчинам, сколько к ее "общественной деятельности", упрекает ее в разорительности, в недостаточно тщательном отношении к бухгалтерской документации - а на самом деле не может ей простить, что обошлись без него, пытается вмешаться, переживает, что его не допускают, а без его участия составляют целый комитет. В результате смиряется, но смирение вынужденное, успокоение обманчивое, перспективы туманные и что будет с их браком дальше - неизвестно.

Возможно, таков сознательный режиссерский ход, но мне показалось, что несмотря на уже сложившийся ансамбль (спектакль в репертуаре идет месяца четыре), Угрюмов и Пегова играют в разных регистрах, и входят в резонанс только в жестко поставленных сценах "бытового насилия", когда герой набрасывается на жену, доводящую его до исступления придирками, готовый ее задушить. В остальном Угрюмов работает сдержанно, даже осторожно, а Пегова иной раз - прямо через край, и в каких-то моментах это совершенно явно придуманное решение, у героини есть свои "выходы", "уходы", своего рода вставные соло-номера, а у героя даже развернутые монологи все равно звучат приглушенно, вплоть до финала, когда жены на сцене нет вовсе, а текст полностью принадлежит мужу - тем не менее вид он имеет к развязке довольно-таки жалкий.

С актерами постановщик вообще поработал скрупулезно, партитура диалогов выстроена будто по законам атональной музыки, когда нет единого гармонического строя, но у каждого голоса - своя серия звуков, и на пересечении возникает вполне явственный аудио-образ (в данном случае - аудио-визуальный). Борис Плотников (сосед-помещик) и Алексей Комашко (земский доктор, предмет ревности главного героя) - полноценные действующие лица истории, но и про них мало что понятно - какие это люди, хотя скорее всего, достойные. Резонно, наверное, что единственный женский образ столь красочно выделяется на фоне сдержанных мужчин. И главный герой для меня все-таки остался непостижимым, невнятным, с неизмеренной степенью его личной вины в соотношении с тем, что женщина, может, существо от природы более уязвимое, менее устойчивое - в общем, по-моему, режиссер слишком увлекся психологическими деталями, мелочами, в том числе незначительными, и нечто принципиальное в этой драме упустил.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments