Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

роза и змея: "Идеальный муж. Комедия" в МХТ, реж. Константин Богомолов

Второй случай за всю жизнь, когда я на один и тот же спектакль хожу два дня подряд, но "Третью смену" Григорьяна я смотрел оба раза в десять вечера, каждый день совмещая ее таким образом с чем-нибудь другим, а чтобы целиком два вечера потратить на одно и то же - до сих пор не было достойного случая. Да и не я один снова пришел. Встретил в числе прочих и Олю Галицкую - словно и не расставались накануне в первом часу ночи. Хотя на втором прогоне, помимо представителей полусвета, уже присутствовали и вполне званые гости, Юрий Германович Фридштейн как спец по Уайльду сидел рядом со Щукиным и бабой Валей в телогрейке, которая, правда, во втором антракте отвалила, и ее место занял патлатый Илья, остаток шоу проспавший; а Настя ухватила место за спинами Петровской и Лариной, Андрей Смирнов, Виктория Толстоганова и даже Житинкин (а значит, Андрей Альбертович тоже второй раз пойдет, когда будет официальная премьера с банкетом) - в общем, Винни-Пух и все-все-все. Однако накануне аудитория подобралась более единодушной, в этот же раз немало оказалось таких, для кого Вера Полозкова, не говоря уже о Вере Максимовой - пустой звук, вычурные метафорические пассажи из Мисимы про розу и змею, с наступлением ночи принимающих обличье друг друга, и вовсе не цепляются ни за Чехова, ни за Гете, а первая реакция "нормальной публики" на объявление, что спектакль идет четыре с половиной часа, еще до выхода актеров - "Ну зачем же делать такие длинные постановки?"

Я думал, Щукин, раз уж пришел, объяснит мне все, что я, может быть, недопонял с первого раза, и он так заинтересованно перед началом меня выспрашивал, много ли будет скандальных моментов, но зная, что щукинское понимание скандальности весьма узко и конкретно, я честно ответил - да нет, только короткий танец Панчиков в стрингах. И в самом деле, Щукин на удивление прохладно воспринял первый акт, пожаловался, что слишком мало осталось текста Уайльда, а такой текст (в этом с ним наверняка солидаризировался бы и Юрий Германович) ни в коем случае нельзя сокращать. Для меня главное, что пока не сокращают спектакль, хоть Табаков и обещал, что он будет заканчиваться к одиннадцати (для чего придется либо выбросить минут сорок, либо очень сильно урезать антракты, но это в ущерб доходам буфетов) - вот уж откуда нельзя извлечь ничего для потери смысла. Пусть даже совершенно ясно, что в зависимости от интересов и просто от возраста каждый что-то ловит, а что-то упускает - помимо того, что не все знают Вер Максимову и Полозкову, не все услышат, что Робертова бонбоньерка с кокаином играет мелодию заставки "В гостях у сказки", а когда в зале скульптур Роберт говорил Чивли "фальшак не держим", не все уловят, что на самом деле как раз в античных залах ГМИИ выставлены именно гипсовые слепки, и уж подавно мало кто отметит для себя, что папа Лорда, толкуя о выступлении Роберта против гей-парадов в "Известиях", скажет, что таких речей не слышал со времен Геннадия Селезнева. Но поразительным образом индивидуальный набор деталей не сказывается на цельности общей картинки.

Первую сцену "кремлевского концерта" вместе с Табаковым из ложи смотрела Зудина, и я не совсем уловил, она уже в спектакле и как бы присутствует на выступлении Лорда, или просто сидит рядом с мужем как зритель, пока не придет время ее выхода. Но на второй раз Зудина, показалось мне, проигрывала себе на первом прогоне, там она меня поразила необыкновенно. Но что хорошо придумано, то при любых огрехах исполнения (а на прогонах естественны и оговорки артистов, и заминки, и технические накладки) остается внятным и складным. Полифония литературных аллюзий богомоловского "Идеального мужа" не столько сложна (если разобраться, как она устроена), сколько изощренно, детально продумана. В многоголосии драматической композиции Богомолова не заплутаешься, в ней все узелки, завязанные в первом действии, во втором как будто запутываются, а в третьем распутываются и развязываются, вплоть до третий десяток лет волнующего все прогрессивное человечества вопроса: кто убил Лору Палмер? Поэтому еще так интересно смотреть спектакль по второму разу. Допустим, и в первый раз заметил, но если честно, только к третьему акту, что кирпичная выгородка игрового пространства обнесена по периметру колючей проволокой - элемент (сценограф Лариса Ломакина, постоянных соавтор Кости) не бросается в глаза и странно было бы подобным образом кого-то удивить, обозначение, что все персонажи обитают в неволе, в "зоне" - не откровение, а просто данность, объективно существующий контекст, но этот контекст определяет, например, отчего столь навязчиво раз за разом возникает и в диалогах, и особенно в использованных песнях "блатная" тематика.

"Идеальный муж. Комедия", и не что другое - на сегодняшний день главное событие текущего сезона, а Константин Богомолов - режиссер № 1 на русскоязычном театральном пространстве, в каковом качестве грядущая премьера утверждает его окончательно. Так что помимо всех прочих вероятных опасностей, Богомолова ждет зависть претендующих на определенный статус с разной степенью обоснованности коллег-конкурентов - увы, никакой пиар им не поможет, единственный настоящий аргумент для режиссера - его творческий продукт, то есть завершенный спектакль. Невероятный, сногсшибательный, феноменальный, грандиозный - эпитеты для наружной рекламы мюзиклов, ну и, если верить богомоловским пародиям, рекомендованные также в помощь начинающим театральным критикам словарем под редакцией Веры Максимовой. Любое из определений и все они вместе адекватно описывают масштаб удачи Богомолова с "Идеальным мужем" и мои личные ощущения от двух просмотров. Но я не думаю, что "Идеальный муж. Комедия" требует постоянного обновления этих ощущений - в отличие, например, от "Чайки" Бутусова, "Тарарабумбии" Крымова или "Горя от ума" Туминаса, нет нужды смотреть этот спектакль постоянно и ловить кайф от каждой секунды, он рассчитан на другой способ восприятия. "Идеальный муж" - как зеркало, отражающее и жизнь вокруг, и того, кто смотрится в него. В нем зритель видит и обстановку, и самого себя, то есть отчасти одно и то же, а отчасти - каждый свое. Но увидев раз, можно дальше ходить с этим, мучиться, ну или радоваться, кому повезет - глядеться же беспрестанно необязательно.

Хотя нынешний прогон все-таки кое в чем особенный. Начало 3-го акта. Томми-Ващилин декламирует письмо Татьяны к Онегину. Лорд-Миркурбанов в цилиндре заявляется домой после прогулки по Москве, рассказывает, что заказал в "Пушкине" рыбу, но есть не стал, пожевал пирожок с вязигой. Сегодня, 9 февраля - говорит Томми - умер Пушкин. Лорд, развалившись в кресле, вздыхает: а что еще делать в Москве 9 февраля? Днем раньше этот эпизод выглядел и звучал в точности так же, но днем раньше было 8 февраля.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments