Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Ай Вэйвэй. Никогда не извиняйся" реж. Элисон Клейман в "35 мм"

Творчество Ай Вэйвэя, как говорит в фильме куратор одной из западных его выставок, не столько визуально, сколько концептуально. Приведенные в фильме немногочисленные образчики творчества о том и свидетельствуют: стена памяти погибшей во время землятресения девочки, составленная из огромного количества разноцветных школьных портфелей; миллионы подсолнечных семечек, каждое символизирует индивидуальность в обществе - проекты, где масштабность замысла и исполнения (прежде всего буквальная - они занимают много места и состоят из гигантского числа однообразных элементов) умело прикрывают скудость и узость авторской мысли. Зато Ай Вэйвэй, что тоже и прежде всего можно уяснить из фильма, - звезда интернета, да и фильм в целом смахивает на рекламный ролик твиттера, потому что благодаря твиттеру герой не просто прославился на весь мир, но и оказался героическим борцом с тоталитарным режимом Китая. При этом к своим творческим работам Ай, как следует из его заявлений, руку не прикладывает, он лишь идеи выдает, а делают, воплощают, мастерят ассистенты. Не в пример ему документальная картина Элисон Клейман - самой что ни на есть "ручной выделки" вещь. Кино, что и говорить, увлекательное, складное, мощное по доходчивости идейного заряда - к фильму у меня вопросов нет, вопросы у меня возникли по отношению к главному герою. Вот несколько основных противоречий его виртуального образа.

Первый пункт: Ай Вэйвэй был сыном влиятельного китайского коммуниста, пострадавшего во время "культурной революции", то есть представляет собой феномен, аналогичный советским диссидентам и нынешним либералам, потомкам евреев-большевиков, убитых русскими в период сталинского православно-фашистского ренессанса. Пункт второй: с конца 1970-х до начала 1990-х жил в Нью-Йорке, и много там работал, причем не в пример как нынче делал объекты собственными руками, однако ничуть не преуспел, а вернувшись в Китай, прославился на Западе прежде всего своей политической активностью, к которой художественное творчество является лишь приложением. Третий пункт: Ай Вэйвэй бодается в компартией Китая и официальными китайскими властями за свободу слова, за возможность творческого самовыражения, за память, в частности, погибших во время землятресения детей в неправильно построенных школах - но хватают, сажают и преследуют его за неуплату налогов на миллионы долларов. Что касается последнего, совершенно очевидно, что налоги - только повод, но очевидно и то, что Ай Вэйвэй дает этот повод. Пока его западные коллеги жируют на гранты, позволяющие спонсорам экономить на налогах, Ай Вэйвэй превращает себя в бренд и зарабатывает на этом - западное либеральное сознание воспринимает возможность реализовывать свою свободу за счет чужих денег как нечто естественное, восточное - нет, то и другое - жуткое лицемерие, и одно другого стоит, как стоят друг друга идиотизм и жестокость восточной деспотии любого, коммунистического ли, псевдокоммунистического, исламского или православно-фашистского толка (самый, пожалуй, удивительный в фильме про Ай Вэйвэя момент - это когда власти снесли его студию, которую сами же ему и построили).

К трем основным картинного образа Ай Вэйвэя я бы добавил еще пункт о том, что картина пытается представить героя добряком, весельчаком и любящим семьянином, отсюда и подробная биография отца, и множество эпизодов с участием матери, и жена, и подруга с ребенком, но жена и подруга с ребенком не очень сочетаются, поэтому режиссер предусмотрительно разводит эти эпизоды во времени и вообще старается вести себя куда как тактично, не в пример высказываниям (более чем справедливым) по адресу официального Китая. Впрочем, это обусловлено объективными предпосылками: взгляд режиссера на героя - это взгляд цивилизованного, но простодушного западного человека на хитрого азиатского дикаря, человека молодого - на пожилого, почти старого, и наконец, женщины на мужчину, то есть позиция автора фильма заведомо уязвима по всем пунктам. Герой фильма оказывается умнее автора, и тут нет ничего удивительного. Да он и впрямь парень не промах, этот Вэйвэй: вместо того, чтобы спокойно и относительно благополучно прозябать в беззвестности на Манхэттене, добровольно вернулся в пасть дракона, прославился, заработал миллионы, и даже налоги в знак протеста не стал платить. Такая она, китайская мудрость в приложении к практической сметке. Очень мне понравилось наблюдение Ай Вэйвэя, сформулированное как философское обобщение в самом начале фильма: кошки отличаются от людей тем, что открывают двери, но никогда их за собой не закрывают.

С одной стороны, посмотришь, как пользуются западные либералы своей почти неограниченной свободой, за которую им и бороться-то самим не пришлось - так зло берет, еще сто раз подумаешь: да чтоб вас всех поскорее в Магадан закатали. С другой, пока цивилизованное человечество сочувствует отдельно взятым благородным дикарям в их борьбе с родными тоталитарными режимами, массы соплеменников-дикарей при поддержке тех самых режимах захватывают цивилизованные мир и несут ему свои порядки, такие, при которых скоро и самые смелые интеллектуалы Европы и Америки (а смелых среди них немного, умных же и того меньше) вынуждены будут заткнуться и перейти ради конспирации на китайские иероглифы, чтоб за яйца не подвесили.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment