Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Любовь Яровая" реж. Виктор Турбин, 1977

В какой-то период Инна Чурикова переиграла много революционерок, комиссарш, партийных дам - в театре, в кино и на телевидении тоже. "Любовь Яровая" - телеспектакль по хрестоматийной пьесе, каких много понаписали в 1920-30-е, в том числе литераторы второго и третьего ряда, сформировавшиеся еще в предреволюционные годы, и с этой, в основной с этой точки зрения эти поделки могут быть любопытны. Но телевизионная постановка интересна и в другом плане, причем не только актерскими работами, хотя участвуют, помимо Чуриковой, масса суперпопулярных на тот момент исполнителей: белогвардейца Ярового играет Леонид Филатов, революционного матроса Шваню - Валерий Золотухин, белогвардейских офицеров - Табаков, Подгорный, Абрикосов... Занятная, хотя и слишком манерная Алла Демидова в роли двуличной эгоистки Пановой, подлой предательницы, и Наталья Гундарева - тут она та самая Дунька, которую только пустите в Европу, как говорит о ней профессор Горностает, за самого Горностаева выступает Андрей Попов. А заглавная героиня, учительница-большевичка Любовь Яровая, сначала доверившаяся мужу-белогвардейцу, а потом сдавшая его своим товарищам на убой - Инна Михайловна. Тогда уже чувствовалась потребность в чуриковских "революционерках" - сложных, нервных, не твердокаменных, а наоборот, как бы "воздушных". Но режиссер и некоторые актеры (не все) действуют в своем стремлении придать натужной водевильной героике Тренева трагической глубины, что идут прямо поперек пьесы, и доходят до смешного - например, когда персонаж Филатова отдает кривому белогвардейцу-рядовому приказ: "За этой дамой установить наблюдение, глаз с него не спускать" - и словно нарочно (а может и в самом деле нарочно) рядовой "смотрит" в камеру прикрывающей отсутствующий глаз черной повязкой (мудрено ему было бы "глаз не спускать"). Из кондовой советской пьесы получается почти что антисоветская, но не менее нелепая. Яровая-Чурикова только сдав мужа большевикам говорит товарищу Роману, что только теперь стала верным товарищем, и так говорит, чтоб сомнений не осталось: настоящий большевик - тот, кто родного брата, мать, мужа не пожалеет ради мировой революции, и вместо пафоса к таким большевикам тут явственно ощущается интеллигентская чистоплюйская брезгливость (православному гуманизму в 1977 году время еще не пришло, да православный гуманизм от большевистского ничем и не отличается кроме того, что православным предписывается зарезать мать или брата не ради коминтерна, а ради великой святой Руси). А на первый план, как ни странно, выходит не Чурикова даже, но Демидова со своей манерной Пановой (чаще такие типажи доставались актрисам вроде Гурченко, для Демидовой работа не слишком характерная, оттого еще и привлекает особое внимание). Панова - "верный товарищ" только сама себе, легко меняет союзников, а убеждения ее сводятся к политике "самосохранения". Но учитывая, что выбирать приходится между революционно-марксистским оправданием людоедства и оправданием православно-монархическим, она, может, именно и только она в этом пошловатом балагане есть истинная героиня, выбравшая среди путаницы идейной и разрухи бытовой единственно верную сторону.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment