Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Ничего себе местечко для кормления собак" Т.Нуи в театре "Et cetera", реж. Роберт Стуруа

У Стуруа набор соавторов постоянный: музыка Канчели, оформление Алекси-Месхишвили, в главной роли, что тоже в последние годы стало привычным - Калягин. Только имя драматурга - новое. Не позавидуешь театральным критикам: едва-едва они, да и то не все, а только самые премудрые, раскопали смыслы "Бури" Стуруа, в которой смысла на волос не было, как Стуруа предлагает им задачку повышенной трудности: в "Буре" хоть Шекспир помогал что-то за режиссера додумывать, а Тарик Нуи - не то что не Шекспир, но даже не Важди Муабад (в театре у Калягина вообще любят гастарбайтерские поделки), и куда там Муабаду, в сравнии с Тариком Нуи и Гарри Гордон - Том Стоппард. Что за "нуи ну" и почему вдруг этот никчемный опус, каковых на западе воз и маленькая тележка, вдруг привлек постановщика с некогда громким именем и театра с немалыми, как минимум финансовыми возможностями - вопрос запоздалый, потому как спектакль уже на выходе. Калягину, наверное, необходима любая свежая роль, и любая работа со старым другом Стуруа приятна . Но как быть с результатом?

Действие сей, с позволения сказать, притчи разворачивается на пустыре. В далеком прошлом тут, похоже, существовал кинотеатр под открытым небом. Но по решению художника судя, его накрыло не то нейтронной бомбой, не то извержением вулкана, как Помпею, иначе чем объяснить, что от кинотеатра остались и кресла, только слегка поломанные, и пианино, и экран на заднем плане, и более того, на экране время от времени возникают кадры старых фильмов с Гретой Гарбо, а за пианино сидит и поигрывает себе, прерываясь на вязание, пожилая таперша (Елена Раквиашвили)? Нет, конечно, необязательно связывать это с бомбой - достаточо с театральной условностью. Персонаж Калягина, как и положено подпольному торговцу оружием, появляется из подпола, то есть выплывает из-под сцены навстречу клиентам этаким чертиком из табакерки. Клиентов двое - сначала приходит молодой человек с деньгами в футляре от скрипки, потенциальный самоубийца, и просит продать пистолет либо револьвер, между коими не видит разницы, затем женщина, тоже желающая приобрести оружие. Женщина потеряла мужа и ее досада хоть чем-то объясняется, какие проблемы у молодого человека, я не понял, возможно, не уследил, но это не так важно - ведь, как говорят в голливудских боевиках, сегодня никто не умрет. Вместо того, чтобы позволить парню убить себя, на удивление для оружейного барона словоохотливый торговец превращает его в свою "собаку", накидывает на него поводок,заставляет бегать за палкой, и фактически ему удается "случить" своих клиентов под конец, который, кстати, не за горами - длится спектакль всего час с копейками.

Калягин в "Ничего себе местечко..." играет вариацию на тему Просперо, но роль Просперо была выстроена хотя бы технически аккуратно. Его персонаж из пьесы Нуи -
плоская карикатура, пусть и карикатура, писанная акварелью. Философствующий бандит, бандитствующий философ, разводящий и сводящий людей (в финале он еще и "дирижирует" саундреком к возникающему на простреленном экране "Большому вальсу") - даже безотносительно к тому, как проработан подобный характер в тексте, может быть интересен в сценическом воплощении. Но Стуруа, живущий уже давно исключительно давними заслугами (а между тем уже выросли поколения, которым названия типа "Синие кони на красной траве" вряд ли о чем скажут), позволяет себе халтурить, не отказываясь от притязаний на статус мудреца, чуть ли не пророка, и театрального кудесника, при том что его дешевые фокусы (и это уже в "Буре" было очевидно, только никто не осмелился вслух сказать!) не тянут и на любительский балаган. В этом убогом цирке, помимо Калягина, участвуют талантливые Наталья Благих и Сергей Давыдов, за последнего особенно обидно, ему, как Володе Скворцову в "Буре", выпала самая неблагодарная роль: бегать на четвереньках. Да можно и раком встать - было бы ради чего. Вот с этим прямо беда - вся "местечковая" философия, опять-таки очень сходная с тем, что провозглашалось по поводу "Бури" (мол, необходимость прощения и все такое) до того банальна, что при невнятности чисто внешнего, сюжетного слоя пьесы, не стоит не то что беготни за палкой, но и час просидеть в хваленых разномастных креслах большого зала "Et cetera" влом.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments