Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Москва-Петушки" В.Ерофеева в СТИ, реж. Сергей Женовач

Аскетизм и отказ от избыточной театральной выразительности (особенно бросающийся в глаза, если сравнивать постановки Женовача в СТИ и Жолдака в питерском "БалтДоме") в пользу внимания к слову литературного первоисточника - это определенно не единственно верный путь и я не уверен, что наилучший, особенно в данном случае. При том что Алексей Вертков, вне всяких сомнений, и по типажу, и по темпераменту, не говоря уже про талант, на роль лирического героя поэмы Ерофеева подходит, казалось бы, идеально. Но изначально, появляясь из зрительного зала в пиджаке и при галстуке бабочке, и далее, постоянно обращаясь напрямую к залу с авансцены, он ассоциируется скорее со старомодным конферансье, который лишь из каприза порой употребляет не вполне принятую на концертных эстрадах советского периода лексику.

Инсценировка распадается на отдельные репризы, пусть и по большей части уморительно смешные: с официанткой в ресторане; с возлюбленной в койке (весьма занятное и острое по мизансцене, по пластическому рисунку); с участниками фантасмагорических "пленумов" и т.д.А все представление сводится к эстрадному формату. По отношению к которому финальный монолог кажется стилистически неуместным, чисто формальным довеском. У Женовача многое хорошо придумано в частностях, в мелочах. Он сознательно и удачно уходит от быта, от социального и вообще от исторического контекста, что касается и двух девушек-ангелов в комбинезончиках с логотипом СТИ, и компании "мудаков" в пиджаках и шляпах, и гротескной парочки деда с внуком, и почти инфернального "декабриста" в исполнении Игоря Лизенгевича, и в целом "Москва-Петушки", несмотря на отдельные внятные привязки к эпохе, звучит со сцены СТИ, будто сегодня написана - но эта актуальность опять же актуальность эстрадного, где-то даже попсового характера. Вместе с бытом Женовач отбросил также и метафизику поэмы, да и о подробном психологизме (чего я, сказать по правде, боялся - напрасно) говорить тут не приходится.

Если всерьез рассуждать о недостатках этого во многих отношениях достойного, ладного и почти до самого конца увлекательного (к середине второго действия я, однако, притомился одообразием решения) спектакля, то он неожиданно для Женовача оказался поверхностным, рассчитанным не на вдумчивое внимание, а на моментальную (смеховую прежде всего) реакцию. Фокусы-сюрпризы с подвижными люстрами, составленными из разнокалиберных стеклянных бутылей (использованы разработки Давида Боровского для неосуществленого спектакля Таганки "Страсти по Венедикту Ерофееву"), с красным бархатным занавесом, с белым задником, тоже из занавески со складками, по моде советских залов и клубов, за которыми в самом финале открывается как бы "кремлевская", а на самом деле "натуральная" кирпичная стена бывшей фабрики, добавляют к ощущению "театра эстрады" привкус даже не театрального, а почти что концертного шоу.

Но, с другой стороны, для шоу в спектакле Женовача мало "шоу", что не позволяет думать, будто эстрадный формат входил в планы постановщика. Намерения у режиссера были явно другие, самые что ни на есть серьезные - и вот несоответствие намерений и результата сильнее всего остального портит впечатление.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments